пятница, 30 сентября 2016 г.

«А сегодня над нами колдует Феодосия...»


…в Феодосии – ослепительно-сверкающие дни. Сегодня был дикий ветер, сегодня я видала женщину, родившуюся в 1808 году, сегодня лунная ночь, а завтра будет готово мое новое платье!
23-го декабря 1913 г., понедельник. Из письма Марины Цветаевой
Михаилу Фельдштейну в Москву Феодосия.

… сентябрь. Вроде бы осень. Шуршат под ногами листья платана – рыжие, ржавые, хрупкие, с ароматом осени – напоминая о недолговечности и обманчивости этого мира.
Золотая пыльца осенней листвы в воздухе. Сажусь в траву. Солнце в глаза, беззаботность, затишье мира – обещание счастья.

А в самом городе пахнет осенью. Здесь в Феодосии она уютная, мурчащая, многообещающая.

Не спеша, вдоль по Платановой аллее. Шуршание, как музыка сфер. Останавливаешься снова и снова, чтобы смотреть, как падают листья. Своего рода дзен… Феодосия же предлагает не только посмотреть. Она предлагает увидеть.

Известный феодосиец, профессор Саркизов-Серазини, писал о Феодосии начала XX века: «Улицы города, тротуары и дома Итальянской мало чем отличались от таковых где-нибудь в Болонье». 
Ул.Итальянская. (конец 19 в.) Фото: Интернет.
Это именно здесь так любили гулять сестры Цветаевы. До разрушающих мир событий еще далеко, жизнь кажется спокойной и безмятежной  – голубая набережная вдоль моря, приезжие всех мастей и национальностей в разноцветных колоритных одеждах, слышится незнакомая музыка и речь. Издалека доносится запах кофе и восточных пряностей.

Эти булыжные мостовые помнят шаги Марины. Может быть, здесь она покупала игрушки для годовалой Али? Или сидела за столиком в кафе, читая свои новые стихи. Или любовалась рассветом и провожала солнце в закаты.

Сохранившаяся булыжная мостовая конца 19 - начала 20 века.
А вот это здание бывшей Феодосийской мужской гимназии (построено в 1907 году).

Финансово - экономическая академия. В начале 20 века - мужская гимназия
Фото: Интернет..
Фото: Интернет
Ее заканчивал Сергей  Эфрон, будучи уже семейным человеком. Здесь он сдал почти двадцать экзаменов, получил аттестат, с которым и поступил в 1914 году в Московский университет.

Бывшая Итальянская сегодня носит название Горького. Недалеко от нее  – музей Марины и Анастасии Цветаевых. Небольшой, камерный, очень теплый и заботливый. Главное –  он воспроизводит атмосферу Феодосии 1913-1914 годов.

Музей сестер Цветаевых. Открыт в 2009 году.
В эти годы здесь снимала жилье Анастасия Цветаева с сыном. В то же время Марина Цветаева с семьей (мужем С. Эфроном и дочкой Алей) поселились на даче художника-фотографа Э. М. Редлиха на бывшей Анненской улице (ныне ул. Шмидта, 14).

«Я снимала… домик на Бульварной улице. Дом был с приподнятым фундаментом, так что второй этаж был довольно высоким. Здесь было три комнаты: столовая, моя комната и детская. Квартира была угловая… Марина жила в минутах десяти от меня, вверх по отлогой горе… Садик вокруг низкого длинного домика был густой, уютный, веселый, с холма был вид на море… Комнатки, где жили Марина с Сережей, Алей и няней, были низкие, старенькие; старинная простенькая мебель радовала глаз пуфами, диванчиком, ламповым абажуром, картиной в поблекшей раме. Створки окон, распахнутые в низкие кусты, впускали запах дрока — он звал в Коктебель…». И, заклинательно: «…я их помню, и я говорю: Марина была счастлива с её удивительным мужем, с её изумительной маленькой дочкой — в те предвоенные годы. Марина была счастлива».
(Анастасия Цветаева)

С Крымом связано, наверное, самое счастливое время в жизни Марины Цветаевой. «Это лето было лучшим из всех моих взрослых лет...», писала она Волошину. И благодарность ему: «Максу я обязана первым самосознанием себя как поэта…» и «целым рядом блаженных лет (от лето) в его прекрасном суровом Коктебеле» .
Анастасия: «Марина везде искала свой Крым». То особое состояние, бывшее уже однажды, состояние счастья, любви и свободы.

 Крым много значил в ее жизни. В Коктебеле, в доме Волошина, благодаря «его призванию сводить людей, творить встречи и судьбы» она познакомилась с Сергеем Эфроном. Сергей принес Марине редкую бусину, найденную на берегу Черного моря. О!..У этой истории много легенд…)))

Знакомство сестер с Феодосией состоялось в июне 1911 года, когда они отдыхали в доме Максимилиана Волошина в Коктебеле. Одной было 18 лет, другой – 16 лет.

Воспитанные в атмосфере строгости и послушания, здесь они почувствовали ветер вольности, свободы, творчества… ветер перемен. В доме же Макса атмосфера всегда была творческой. «Мой дом раскрыт навстречу всех дорог...» Он ввёл их в дома своих знакомых: они бывали у Н. Айвазовской, М. П. Латри, П. Н. Лампси, К. Ф. Богаевского, Н. И. Хрустачева, А. М. Петровой и многих других феодосийцев. Сёстры выступали на вечерах и концертах поэзии и музыки. Ах, это был успех!

 …отклики на выступление в местной газете: «Снова выступали очаровательные сестры Цветаевы, еще раз обвеяли нас солнечной лаской, еще раз согрели одинокие, одичавшие души». Их знали, уже узнавали на улицах города: «Вон идут сестры Цветаевы…»

Старинный приморский портовый город очаровывал. Ежедневное счастье, ощущение непрекращающегося праздника позволяло открыть свою душу для мира. Этакая волшебная сказка наяву.
Анастасия Цветаева: «Это сказка из Гауфа, кусочек Константинополя… И мы поняли – Марина и я, – что Феодосия – волшебный город и что мы полюбили его навсегда».

Здесь написано одно из самых лирических стихотворений «Над Феодосией угас».

Над Феодосией угас
Навеки этот день весенний,
И всюду удлиняет тени
Прелестный предвечерний час.

Захлебываясь от тоски,
Иду одна, без всякой мысли,
И опустились и повисли
Две тоненьких моих руки.

Иду вдоль генуэзских стен,
Встречая ветра поцелуи,
И платья шелковые струи
Колеблются вокруг колен.

И скромен ободок кольца,
И трогательно мал и жалок
Букет из нескольких фиалок
Почти у самого лица.

Иду вдоль крепостных валов,
В тоске вечерней и весенней.
И вечер удлиняет тени,
И безнадежность ищет слов.
14 февраля 1914

Разрушенная средневековой Генуэзская крепость продолжала хранить следы былого могущества.



Ах, да. Так вот музей. Чтобы живо представить себе город того времени, на входе встречает картина (копия картины) известного феодосийского художника Константина Фёдоровича Богаевского «Кафа» (1927). Своего рода авторский вымысел – «город – сказка, город – мечта». Есть уголок Коктебеля, фотографии старой Феодосии, начала 20 века.

Слева - репродукция картины К.Ф.Богаевского "Кафа"
"Кафа" К.Ф.Богаевский, 1927.
Открытка. Феодосия.. Начала 20 века
В небольшой комнате воссоздан жилой интерьер феодосийского дома начала 20 века. Мебельным гарнитуром пользовалась Марина Цветаева и ее семья на даче Редлихов. По воспоминаниям домочадцев того времени, стоящее здесь кресло было любимым креслом Марины Цветаевой.




Музей сестер Цветаевых. Феодосия
 Стереоскоп - прибор для увеличения фотографий, ранее принадлежал фотохудожнику Э. М. Редлиху. Его часто использовала Анастасия Цветаева, увлекавшаяся фотографией.
Стереоскоп Анастасии Цветаевой.
Феодосийско-коктебельский период творчества Марины был необычайно плодотворным и завершился в 1914 году созданием книги «Юношеские стихи»

… и еще несколько фотографий.

Феодосия –  «Богом данная».


Стоит приехать в этот город, чтобы почувствовать, краем сознания ощутить  эту атмосферу ушедшей эпохи, почувствовать дух творчества, услышать шаги Марины, обрывок разговора Макса со своими гостями, музыку, смех, шепот…

Прав, ой, как был прав известный феодосиец, говоря, что «…в этом городе не только внешний облик всего городского пейзажа уносил мысли куда-нибудь в Апулию, но и типы жителей…». 

Жившие когда – то они все еще присутствуют, например, в том же Коктебеле, напоминая (по Максу), что для проживания здесь всего и требуется, что «радостное приятие жизни, любовь к людям и внесение своей доли интеллектуальной жизни».

Фото: Н.Зырянова.
Действия: