понедельник, 3 августа 2015 г.

Все, кого ты любишь, попадают в беду: Песни среднего возраста.


Такие стихи — как путешествие сквозь бесконечную метель к дальнему обитаемому жилью и ночлегу. Себя не помнишь, а огонёк видишь. Он мигает, но не гаснет.
И. Кукулин.

30 июля в библиотеке им. А.С.Пушкина прошла презентация новой книги каменского поэта Наталии Санниковой. «Все, кого ты любишь, попадают в беду: Песни среднего возраста». Название не очень радужное. Однако, сами стихи!..



Ее творчество относят к «лианозовской школе». Когда достойным описания становятся не высокие мысли и состояние человека, а обычное, повседневное, знакомое каждому. В стихах Наталии каждое событие «словно бы отбрасывает тени в разные стороны, говорит не только о том, что произошло, но и о том, что могло бы произойти — или не могло» (из предисловия Ильи Кукулина к сборнику)

«Я напишу и затоскую о том, что сбыться собиралось,
что нам казалось неизбежным, но почему-то обошлось…»

Поэты удивительные люди. Они какие - то особенные. И даже думают как-то по - другому. Ведя разговор с читателем, Санникова легко меняет пространство. А ее уникальная способность? Она умеет так показать события, что ты понимаешь — невозможное возможно.


Н.Санникова на презентации сборника.

Вот сейчас я просто не удержусь и процитирую одно из ее стихотворений…

Можно ли так любить, расстаться и выжить,
жить, будто счастье возможно (оно возможно!),
утром вставать, пить кофе, идти на службу,
будто бы боль утихнет (она утихнет),
снова учиться вглядываться прохожим
в лица, шутить с хорошенькой секретаршей,
думать «зачем я здесь? по какому праву?»,
помнить о том, что было, не пробуждаясь,
вечером по привычке писать в блокноте,
публиковать в каком-нибудь интернете,
думать «прочтёт, возможно» (прочтёт, возможно)
и ненавидеть всенощно глупое тело
за то, что оно всё помнит (оно всё забудет),
но покупать ему снова еду, одежду,
может быть, даже возить его к тёплому морю,
где вы вдвоём когда-то (море всё то же,
небо, земля и звёзды не изменились —
как они могут? зачем они это смеют?),
по возвращении встретить ещё кого-то
и разрешить себе жить наконец, влюбиться,
будто бы отпустило (да, отпустило).
Или вот я, которая не страдала
по-настоящему (впрочем, разок страдала),
перед тобой ни в чём я не виновата,
перед другими — может быть, но не слишком, —
что я могу тебе написать в открытке? —
только «люблю и помню». Люблю и помню.


Бывает так – открыл книгу на середине, выхватил одну строчку – и заглатываешь ее целиком, не в силах оторваться от текста. Так произошло у меня и с новым поэтическим сборником Наталии Санниковой. Степень открытости ее поэтических текстов такова, что задавать вопросы кажется уже не совсем уместно – в стихах уже есть все, чтобы она хотела поведать – от «музыки прекрасной без причины» до любви, когда «живешь и все время любишь, и ничего другого не остается»

Петр Вайль говорил, что любые стихи – это стихи о себе. Вот и у Наталии они о пути, о внутренних страхах и о возможностях. Которые возможны.

За тот короткий промежуток времени, когда звучат стихи, удается многое – например, прожить целую жизнь. А для этого только и надо, что взять в руки книгу.





Наталия Санникова родилась в Новоуральске, с 2001 года ее стихи публиковались в коллективных областных сборниках и журналах: «Урал», «Уральская новь», в «Антологии современной уральской поэзии 1997—2003» и др. В 2003 году вышла первая книга стихов «Интермеццо». В 2015 году второй поэтический сборник «…Песни среднего возраста»

Действия: