среда, 31 октября 2012 г.

Клуб «Каменские интеллектуалы» Поговорим?


Каменские интеллектуалы собираются с регулярной периодичностью. Иначе, никак. Иначе, начинаешь чувствовать интеллектуальный голод. А от этого уже просто так не отмахнешься…

На последнем заседании шло обсуждение романа Владимира Маканина «Две сестры и Кандинский» Новый роман писателя по форме напоминает пьесу. Это роман быстрых реплик и просторных разговоров, едва сбрызнутых авторскими ремарками. Так свободнее, так можно, предоставив героям слово, на этих же словах расставить акценты. По этой свободной форме гуляет эхо чеховских «Трех сестер». Оно даже и не гуляет, а зримо присутствует. У Маканина, правда, сестер только две — Ольга и Инна — и отец их не генерал, а диссидент, сидевший и уже умерший. И мечтают сестры не о Москве-Москве, а о Питере. И действие происходит не на переломе веков, а в начале 1990-х, в Ольгиной полуподвале-студии, заполненной репродукциями Кандинского. Так что «Две сестры и Кандинский» все же не рифма к «Трем сестрам», чеховские мелодии, звучащие здесь, — просто подходящее музыкальное сопровождение.

О теме романа говорит известный критик Майя Кучерская: «Владимир Маканин хотел написать роман о стукачестве и легкости прощения, а получилось, как всегда, о русском безнадежье»

Эта «почти-пьеса», названная Маканиным романом - только имитация новой формы, банальный сюжет, перекличка с Чеховым, за уши притянутый Кандинский (на его месте мог бы быть любой другой художник – это бы ничего принципиально не изменило), ну и печально – депрессивное настроение после прочтения.

Хотя, некоторые из присутствующих увидели в произведении если не сплошной, то местами довольно стойкий позитив. Но в романе оптимизм как таковой отсутствует. Обсуждать такое произведение мне не хотелось, нелегкие 90 –тые повода для радости не дают.

Однако само обсуждение получилось гораздо интереснее романа. Так, может быть в этом и состоит гениальность писателя? Когда произведение пробуждает отклик (пусть даже негативный),  когда есть о чем поговорить, после того, как закроешь последнюю страницу с мыслью о том, что читать тут собственно и не о чем...

 «Почти-пьеса» — достаточно удобная форма для диспута, обсуждение коснулось ключевых, больных тем: палач и жертва, мужчина и женщина, предательство и прощение.

Вообще, начало 1990-х — любимая эпоха Маканина последних лет. Это переломное и продувное время отлично сочетается с вечной тоской одинокой женщины: выйти замуж, найти своего «героя» Но его нет. А в начале романа Ольга еще не знает, что «и быть не может». И ищет, и находит — молодого, перспективного политика-либерала перестроечной поры Артема Константу, зажигательного оратора, на него уже сделали ставку, вот-вот — и он въедет на белом коне в Московскую думу. Но трусость и глупость перечеркнут его триумфальный въезд — Артем побежит докладывать в КГБ о крамольной выставке из страха перед возможными последствиями.

Следующий избранник, в точную параллель к первому — все у Маканина, как обычно, посчитано и расчерчено (математик!), — молодой рок-музыкант Макс Квинта. Принадлежность Макса к рок – музыке видимо должна была стать воплощением противоречивых настроений общества. Рок – н – рольный образ жизни, своя система жизненных ценностей, своя философия… «Вот он – позитивный настрой и удачно прописанная тема конфликта общества с общепринятыми нормами», - говорили некоторые, увидев в появлении этого героя свободу от устоявшихся норм.

Однако…

В романе ничтожеством оказывается и он — Максим готов обокрасть Ольгу. И ему тоже дан от ворот поворот.

Последним на сцену появляется Батя, отец Максима, — профессиональный осведомитель. Очень маканинский персонаж — обаятельный, «стареющий, но все еще сильный, крупный мужчина» с «хорошей, широкой улыбкой», несуетливыми жестами и кучей сибирских «друзей по жизни». Друзья, как выясняется, — преданные им когда-то знакомые и соседи. Спустя годы, выйдя на пенсию, Батя разослал им признания, по чьей они сидели вине. И от каждого получил в ответ прощение и приглашение приехать. Попить чифирь, поохотиться. Вспомнить. «Написал ему, что это я сдал его. Но я не навязывался. Звоницын уже не был, конечно, ссыльным. Но как же он мне обрадовался. Приезжай — вдруг закричал по телефону!.. И ни малой злобы».

Бывают, оказывается, патологически неисправляемые оптимисты, которые и в появлении этого персонажа – находят повод для радости, юмора и оптимизма. Тема прощения - «светлая сторона всего романа».

Да. Роман можно отнести (с натяжкой) к диалогу – притче. Вечная с христианских времен тема предательства. И всепрощения. Но здесь, в «романе», не знают, что такое подлинное покаяние, прощение, любовь…

Как всегда, Владимир Маканин ставит обществу диагноз. Неутешительный, по-чеховски безнадежный. НО. О себе. Все о себе. Это не об обществе и мироустройстве говорит Маканин, когда выписывает финал романа: Ольга рыдает. Сомнамбулически бродит по ее студии Батя, беседующий с призраками прошлого. Это не разочарование героев… Это плач от утраты собственных иллюзий, от понимания, что побег куда – либо, в Питер ли, или в воспоминания о начале 90 –х - не спасает. У каждого свой рецепт «счастья», свой метод лечения от «неутешительного диагноза» этого непредсказуемого мира.

Маканин выбрал путь. Он творит свой собственный мир, существующий по автономным, им одним установленным законам, далеко не безобидным и не очень – то и гуманным.… В романе Маканина все смутно. Ни о какой «любви и  прощении», ни говоря уже о покаянии – речь не идет…

Собственно, все, как в жизни. Ты выбираешь то или иное течение жизни в соответствии со своей собственной системой координат. И последующие события – только следствие этого выбора.

Такое вот не однозначное, а порой и противоречивое мнение по поводу прочитанной книги… Как часто книга у вас вызывает сильные эмоции? А появившиеся мысли? Находит ли они продолжение в жизни (уже своей собственной)?

Есть чем поделиться?

Фото: Интернет.
Действия:

вторник, 30 октября 2012 г.

По дороге с облаками. Бакланы, нерпы и чайки. Водная экскурсия.


На следующий день мы снова были туристами и в честь этого собрались на водную экскурсию по Байкалу. Гидом был владелец нашей турбазы, ему же принадлежал и катер.
Возле катера.

Плывем с ветерком.


Китовый хвост за нами.

 Первым делом отправились на Бакланий остров. Это скала посреди Байкала, на которой гнездятся черные бакланы. Но не только их мы увидели. Рядом с островом резвились нерпы, а над водой летало множество серебристых чаек, которых мы кормили хлебом.


Бакланий остров.


Еще Бакланий остров.


Серебристые чайки дерутся за хлеб.

Фотоохота на Бакланьем острове.

Затем катер пристал к берегу Ольхона. Мы отправлялись вглубь острова на священный источник великого шамана Ольхона Хамнай-Боо. Идти предстояло 1,5 км, а гид остался на катере. Минут через сорок добрались до этого красивого источника, попили воды из него, кинули монетки, и отправились обратно на катер.


У источника.
Священный источник великого шамана Ольхона Хамнай - Боо.


У того же источника.

 Предстояла последняя остановка в нашей прогулке: остров Огой и буддийская Ступа Просветления, стоящая на нем. Эта ступа была построена в 2005 году, ее высота 8 м, и состоит она из трех ступеней, купола и шпиля. Внутри ступы заложены буддийские реликвии, привезенные специально для нее из Непала. Считается, что буддийские ступы способствуют процветанию местности и приносят пользу людям.


Остров Огой и буддийская ступа.


Пирамидки на Огое.


Катер ждет нас у остова Огой.





Автор статьи: Ольга Лобова.
Фото: Ольга Лобова.
Действия:

пятница, 26 октября 2012 г.

БиблиоХобби и конкурс «Неизвестный Урал»

   24 октября в  библиотеке имени Белинского состоялось подведение итогов областного конкурса «Неизвестный Урал», в котором я приняла участие, но, к своему сожалению не смогла присутствовать на подведении итогов. На суд жюри мною были представлены серии фотографий по темам:  «Мотоспорт в Каменске-Уральском» (фотографии выставляла в блоге), «Покорители неба в Каменске-Уральском и фестиваль воздухоплавания «Небесный карнавал»», «Скалы и реки в окрестностях Каменска-Уральского» и другие. И вот труды мои вознаграждены - II место, номинация «За вклад в фотоисторию уральских деревень, выразительность и динамичность образов (самые живые и красочные фотоработы)». Фотографии можно посмотреть здесь.
   По техническим причинам организаторы конкурса вынуждены были уменьшить размер фотографий (о чем сообщили в письме и принесли свои извинения), по этой причине пострадало их качество.
   Конкурс «Неизвестный Урал» был объявлен, как фотоконкурс и поэтому я сопроводила фотографии небольшими текстами. Когда же на блоге «Библиотеки на Урале» начали подводить промежуточные итоги конкурса, я очень удивилась, ведь  коллеги из других городов подготовили и отправили на конкурс не только иллюстративный материал, а целые краеведческие исследования (со всеми работами можно познакомиться здесь).
   Из нашего города в конкурсе приняли участие еще двое моих коллег из филиалов ЦБС: Ирина Волкова и Евгения Гусева. У Евгении очень интересные старые черно-белые фотографии нашего города, сделанные ее дедом. Мне очень понравилась фотография фонтана, который находился в сквере у школы № 5. К сожалению, я его в таком рабочем состоянии уже не застала. И теперь остается только любоваться им на старых черно-белых снимках.
А еще мне бы хотелось выразить благодарность организаторам конкурса
и поздравить всех участников и победителей!

P.S. Фотография для меня – это хобби, а хобби - это удовольствие, а еще большее удовольствие получать за это призы и подарки. 
Действия:

среда, 24 октября 2012 г.

Кофе по-сербски.


Кофе по – сербски – это не просто кофе, приготовленный  по определенному рецепту.


Приготовление и питие кофе у сербов это настоящий ритуал, доставшийся им в наследство от Османской империи. И который с завидной регулярностью повторяется каждое утро.

Сербы уловили женский изысканный и капризный характер кофе. Поняв, что кофе не «он», не напиток, а «она» – состояние. Кафа. Причем, по какому – то недоразумению они свою кафу называют турецкий кофе. И, упрямо наплевав на все рецептуры всех кулинарных учебников мира, свой кофе они не варят, а заваривают.

Итак. Кафа по – сербски. Для его приготовления нужно 120 мл воды, 10 г сахара и 10 г кофе. В джезву наливают холодную воду, кладут сахар и когда вода закипит, часть ее отливают, засыпают кофе и доводят до кипения. После чего снимают джезву с огня, вливают оставшуюся воду, накрывают и дают отстояться в течение 30 секунд. Сахар подают отдельно. И с обязательным стаканом воды. В правильных местах у вас даже не будут спрашивать, какую воду вы предпочитаете. Знают, что минералка с газом к кофе – ересь, за которую придется отчитаться перед суровыми кафанскими богами…

Словесная игра Милорада Павича. 

Книги Милорада Павича совершенно не поддаются какой-либо классификации в смысле занесения в рамки не только литературного течения, но и жанра. Сюжеты его книг как музыка, которая переживается в каждую минуту чтения.

Литература забирает значительную часть жизни, признавался как - то Милорад Павич. Я думаю, литература забирала всю жизнь. Или. Литература для него и была жизнью.

Книги Павича легко рассыпаются на цитаты. Кстати, поэтому они легко читаются в любом месте. Вот примеры, взятые из наугад раскрытых книг: Знаешь, дитя мое, после беседы с тобой, хочется хорошенько умыться… Разница между двумя «да» может быть больше разницы между «да» и «нет»... Самые большие разочарования в жизни приносят победы. Победы себя не оправдывают... 

Даже если написанному Павичем не веришь - над его словами приходится размышлять.

«Моя первая книга, - говорил Павич - вышла во второй половине XVIII века. Это была книга стихов, которую написал мой прадед. С тех пор мы, Павичи, — писатели. В каждом втором поколении обязательно есть один писатель. Еще в XIX веке один из этих писателей был членом Сербской академии наук. То есть я — не первый Павич, ставший в Сербии академиком».

Некоторые считают прозу Павича слишком сложной, другие – не относят ее к литературе вовсе. Словесная игра, гиперлитература,  (термин, выдуманный Павичем в1990году, хотя первое и самое знаменитое произведение писателя, относящееся к этому типу изящной словесности, «Хазарский словарь», увидело свет на шесть лет раньше) нелинейная проза…. Все, что угодно, но не литература в традиционном ее понимании. Читателю Павич предлагает новые виды нелинейного типа – романы и рассказы в форме словаря, водных часов, карт таро, или астрологического руководства.

«Чтение моих романов можно начинать с конца, их можно читать по диагонали, перескакивая с места на место, но сюжет все равно выстраивается. Такие способы чтения использовались и ранее, но не в художественной прозе - например, в словарях. Книга есть дом для читателя - на некоторое время. У каждого дома - несколько дверей, окон, чердачных отверстий, и из него можно выйти разными способами - как и из моих романов»

Павич часто повторял в своих интервью, что язык - понятие линейное, а человек мыслит по-другому. Человеческая мысль распространяется по всем измерениям, как сон или мечта. «… литература должна приспособиться к новой электронной эре, где преимущество отдается не плавному, линейному, состоящему из последовательных звеньев литературному произведению, а иконизированному образу, знаку, семиотическому сигналу, который можно передать мгновенно, а ведь XXI век именно этого и требует. Идеальным можно было бы считать текст, который строится и разветвляется, как наши мысли или наши сновидения. Вот почему я решил, что моя проза должна иметь интерактивную нелинейную структуру» 

Например, его роман «Ящик для письменных принадлежностей» имеет два завершения – одно в книге, другое в Интернете. Это, своего рода, комбинированное чтение.

Композиция задана формой – кроссвордом, словарем… И чем она жестче, тем больше свободы у автора и его героев. Ему остается только следить, чтобы герои в нужных местах пересекались. А это, надо сказать, нелегкий труд, особенно, когда сюжет начинает развиваться сам по себе и герои вытворяют все, что душе угодно… Почему – то я думаю, что с его книгами происходят именно такие метаморфозы. Реализм там не присутствует, а автор  примеряет на себя роль всемогущего творца. В принципе, он и есть Творец.

Где тот источник, из которого черпается вдохновение?

«Жизнь, - говорит он - проникает в мою литературу через язык, литература рождается, прислушиваясь к пульсу живой речи, так же было когда-то у церковных проповедников или, еще раньше, у античных ораторов Греции и Рима. Что касается сновидений, то они указывают мне, как можно спасти литературу от линейности языка. Сны не линейны, и литература тем лучше, чем больше она приблизится к ним»

Во сне мы старше, чем наяву. Во сне мы по сути дела бессмертны. Во сне мы обретаем вечную жизнь. Только во сне бессмертие движется против течения, оно начинается еще до рождения и расширяется, убегая в прошлое. Во сне человек становится бессмертен задним числом.

Каждый элемент прозы Павича – это маленький сконцентрированный кусочек живой материи, при определенных условиях который растет с ужасающей скоростью, превращаясь в гипертекст с перекрестными ссылками. Почти в каждом сравнении – притча, в небольшом абзаце – фантастический рассказ, в метафоре – легенда. Герои плавно перетекают из книги в книгу, из рассказа в роман. Действие, начавшись в одном романе, неожиданно находит свое продолжение в другом, на первый взгляд с первым никак не связанным.

Игра с читателем начинается с первых …не страниц, нет – слов.
Мадемуазель Хатшепсут, продавщице в магазине дамского белья, приснился кувшин с двумя носиками: вино завязалось узлом и двумя отдельными струйками вылилось одновременно в два бокала. Так начинается роман «Стеклянная улитка»

На первой странице другой книги Павича, «Внутренняя сторона ветра», студентка-химик Геронея Букур, холодильник в квартире которой наполнен любовными романами и косметикой, разбивает о собственный лоб вареное яйцо и съедает его.

Роман «Хазарский словарь» открывается не словом, а пустотой - белой страницей. «На этом месте лежит читатель, который никогда не возьмет в руки эту книгу. Здесь он спит вечным сном», - пишет Милорад Павич.

Таких «спящих» читателей у Павича - миллионы. Думаю, что некоторые из тех, кто смог дотянуть до последней страницы того или иного его произведения, до конца не понимают замысла и смысла. Сам писатель, впрочем, с этим не согласен: «Мои книги очень популярны - их прочитали не менее пяти миллионов человек. Это опровергает мнение о том, что книги Павича слишком сложны. Читатель намного умнее, чем некоторые думают»

В романе «Пейзаж, нарисованный чаем» есть такое определение этой словесной игры: «Книги - это ум в картинках».

Творчество - таинственный дар. И все же… откуда приходят идеи, мысли, которые потом воплощаются в образы, слава и тексты? Где тот духовный посыл, который дает художнику силы для творческого воплощения идеи? Федерико Феллини лучшие мысли приходили во сне, там же он находил идеи и сюжеты своих будущих фильмов. «Вымысел — единственная реальность», говорил он.

Для Павича сны иногда более реальны, чем действительность. Или. Настолько же реальны.
«Сны в «Хазарском словаре» и в других моих книгах неоднородны. В семье, где я рос, по утрам часто рассказывали, что кому приснилось ночью, иногда всего в двух-трех словах. Я запоминал эти сны, а иногда и записывал – и чужие, и свои тоже. Прав тот американский критик, который написал, что сновидения в моих произведениях «играют не ту роль, что у Фрейда, и что Павич понимает сны иначе»...

… так как все – таки обстоят дела со способом заваривания кофе по – сербски? Все, как в жизни, во снах или на яву. В Сербии есть кафа примирения и кафа унижения. С помощью кофе сербы лечат от стресса, желудочных проблем и несчастной любви. И часто, довольно таки часто, рядом с чашкой кофе соседствует раскрытая книга Павича и открытая страница в ридере. Во всяком случае, у меня такое случается…

- Это же фантастика!
- Все – фантастика. Более или менее
Действия:

четверг, 18 октября 2012 г.

Петербургские музыкальные салоны. Вечер первый.


Гете был в наилучшем расположении духа…<…> 
- Покуда я не забыл, - сказал он, отыскивая что – то на столе, - вот вам билет на концерт. Мадам Шимановская дает завтра вечером концерт в зале ратуши, грех было бы его пропустить.
Я отвечал, что не повторю глупости, которую сделал на днях.
- Она, наверное, очень хорошо играла, - добавил я.
- Превосходно! – отвечал Гете.
- Не хуже Гуммеля?- спросил я.
- Подумайте о том, что она не только отличная виртуозка, но и красивая женщина, а тогда все кажется еще лучше; так или иначе, но техника у нее поразительная!
- И силы достаточно?
- Да, - отвечал Гете, - то – то и замечательно в ней, обычно женщины такой силой не обладают.
(И.П.Эккерман. Разговоры о Гете)

Такой разговор состоялся между великим немецким поэтом Гете и его секретарем И.Эккерманом, в один из осенних дней 1823  года. Речь шла о замечательной польской пианистке Марии Шимановской, «пленительной богини музыки», блиставшей в литературно-художественных салонах того времени.

Но почему разговор именно о ней -  современнице Пушкина и Гете? Чем примечательна польская пианистка? Попробую по порядку.

Новый филармонический сезон в городе уже открыт. И Городской филармонический зал презентует концерты в серии «Петербургские музыкальные салоны»  Если любителей театра именуют театралами, то, как можно назвать  любителей филармонии?...  Скажем, поклонники виртуозного исполнения произведений классики.

И 12 октября для всех желающих окунуться в атмосферу музыкального Петербурга XIX века состоялся первый концерт  - «Воспоминания о мазурке. Музыкальные вечера Марии Шимановской», который прошел в лучших традициях музыкальных салонов той поры. Перед нами выступил фортепианный  дуэт - Лауреаты международных конкурсов Владислав Чепинога и Елена Эндеберя, которые исполнили фортепианные миниатюры русских композиторов: вальсы, мазурки, ноктюрны. Солировала солистка Свердловской филармонии Татьяна Калапова.

Татьяна Калапова (сопрано), аккомпанемент Елена Эндеберя.
Фото: http://www.revda-info.ru
«Петербургские музыкальные салоны» - так был назван и совместный проект  филармонического зала и Городской библиотеки им.А.С.Пушкина, которая представила выставочную экспозицию «Царица звуков», посвященную творчеству Марии Шимановской. Перед концертом зрители могли познакомиться с жизнью и творчеством талантливой пианистки.

Выставка "Царица звуков" в фойе концертного зала

Фрагмент выставки.

Зрители и читатели.
Я задумалась, что было в ней, внешне хрупкой красивой женщине? Талант? Несомненно! А еще - дарование, артистическое обаяние, ум, вкус, благородство … которые так высоко ценили музыканты, люди искусства и художники того времени.  Великий Гёте отзывался о Шимановской как о «пленительной богине музыки», а Мицкевич называл её «королевой звуков»

Мария Шимановская. Художник не известен.

Мария Шимановская родилась в 1789 году в Варшаве. Щедро одаренная от природы, она уже в юности приобрела артистическую известность. Гете познакомился с ней летом 1823 года в Мариенбаде, где она исполняла свои сочинения. Восхищенный ее игрой, Гете написал в ее честь 18 августа 1823 года стихотворение, которое озаглавил: «Примиренье. К Марии Шимановской», поэма «Трилогия страсти» посвящена тоже ей.
К этому периоду жизни относятся её знаменитые  «Vingt Exercices et Preludes» для фортепьяно и множество сочинённых ею песен.

Кстати, Ромен Роллан – профессор истории музыки – в одной из своих лекций сказал: «Она – Орфей, который смиряет демонов сердца. Да будут благословенны ее пальцы, и да светится ее имя! Это благодаря ей старик Гете, который изнемогал под бременем своей страсти, оживает и возвращается к творчеству. Она останется в пантеоне Гете, как богиня музыки»

С концертами  она объездила всю Европу и концертировала в Германии, Англии, Франции, Швейцарии, Италии и России, где давала концерты в Москве, Киеве, Житомире, Виннице, Кременце, затем в С.-Петербурге. Вероятно, Мария Шимановская была первой пианисткой, исполнявшей свои сочинения по памяти. В Берлине и Лондоне она выступала для королевских особ, в Веймаре её талантом восхищался Иоганн Вольфганг Гёте. В 1828 году её пригласили в качестве придворной пианистки и преподавательницы игры на фортепиано в Санкт-Петербург.

В 1827 году Шимановская приехала в Россию. Сначала она поселилась в Москве, где ее дом стал местом встречи лучших представителей русской и польской интеллигенции.

Затем — в марте 1828 года — Шимановская переехала в Петербург. Там она провела последние годы своей недолгой жизни. В Петербурге, как и в Москве, дом Шимановской был одним из центров литературно-художественной жизни. Его посещали многие польские и русские аристократы и люди искусства: князь Вяземский, М.И.Глинка, В.А. Жуковский, А.С. Пушкин, М.-К. Огиньский, А.- Б. Мицкевич (он в 1834 году обвенчался в Париже с ее дочерью Целиной) и другие. Ей посвятили свои сочинения И. В. Гёте, Л. Керубини, И. Н. Гуммель, Дж. Филд. Творчество её во многом подготовило взлет гения Фридерика Шопена (1810-1849), слушавшего в 1827 году ее концерты в Варшаве - Шимановская способствовала формированию польского национального стиля, использовала интонационно-ритмическую основу народных танцев, развивала жанры фортепьянных миниатюр – прелюды, ноктюрны, этюды, пьесы танцевальных жанров.
Фрагмент одного из произведений М.Шимановской.




Фортепианные пьесы Марии говорят о ее незаурядном и тонком вкусе; среди них выделяются пьесы танцевального характера, например, 24 мазурки ("Журчание" и др.) и особенно этюды «20 этюдов и прелюдий», о которых тепло отзывался Р.Шуман. Она положила на музыку знаменитую «Свитезянку» и песни «Конрада Валленрода» Мицкевича. Ее перу принадлежит множество фортепианных сочинений и ряд  произведений других жанров.




Пушкин, восторгавшийся Шимановской не меньше, чем Гете, оставил
автограф в ее альбоме:

Изъ наслаждений жизни
Одной любви музыка уступаетъ;
Но и любовь мелодия...
Александръ Пушкинъ

С. Петербургъ, 1 марта 1828.

Это были знаменитые строки, вошедшие впоследствии с небольшим изменением в трагедию «Каменный гость»

Мицкевич часто импровизировал — и охотнее всего под музыку Шимановской. Он писал в стихотворении, посвященном Марии Шимановской:

В каких краях ты б ни блистала мира,
Повсюду видели в тебе кумира.
Певцы, которых всюду лаврами венчали,
Напевом сотен арф тебя встречали.

Мария Шимановская оставила глубокий след в культуре многих стран. Имя Шимановской навсегда вошло в историю музыкального искусства.

«Все проходящее, а музыка вечна» Этот концерт позволил ощутить дух Петербурга XIX века.  Любая музыка позволяет остановиться, задуматься ….
Например, о быстротечности времени. Жизнь не проходит, она  творится нами самими в настоящий момент. Настоящее – вот единственная точка, в которой от нас что – то зависит.

Что думаете вы?


P.S. Балакирев. Исламей. Исполнитель Карен Корниенко. На концерте прозвучало это произведение в исполнении Владислава Чепинога. Кстати, это одно из самых трудных произведений мировой фортепианной литературы.
Действия:

среда, 17 октября 2012 г.

Свидание с Россией. День третий

Фото с сайта: http://tourfilmfestival.ru/
   Третий день Международного фестиваля туристического кино для нас с коллегами начался с дневного блока «Лучшая телевизионная программа о туризме в России».  На суд зрителей было представлено несколько телефильмов:
«Санкт-Петербург. Прогулка по городу белых ночей» («Russian Travel Guide»)
«Удмуртия» (канал «Моя планета», цикл «Страна. RU»)
«Где наша не пропадала»
«П. А. Столыпин в Середниково» (канал «Подмосковье», цикл «Жемчужина Подмосковья»)
«RUSSIA.SOCHI 2014» (цикл «RYAN`S RUSSIA»)
«Паломничество к чудотворной иконе Богородицы Казанско-Чимеевской» (из цикла «Благая весть»)
«Точка в бесконечной Вселенной»
   Так как фильмов было просмотрено много, расскажу я только о тех, которые произвели впечатление.
   Итак, первый и, на мой взгляд, самый зрелищный из всех, просмотренных был «Санкт-Петербург. Прогулка по городу белых ночей». Зрелищный потому, что этот город по праву считается одним из самых красивейших городов мира.
   «Но каждый, кто приезжает сюда, видит город по-своему» - написано в аннотации к фильму. И тут я сразу вспомнила свое посещение этого замечательного города на Неве. Его музеи, парки, архитектуру. Но это для меня Питер – город с богатым историческим прошлым. А в фильме он показан с другой, я бы сказала, коммерческой стороны: магазины, клубы, рестораны, кафе, отели. Из аннотации к фильму: «Выходные в Петербурге можно посвятить изучению российской истории и архитектуры, а можно превратить их в веселый праздник. Особенно летом, в период белых ночей. Когда Петербург и его гости, кажется, не успевают спать в бесконечной череде вечеринок, фестивалей, концертов». Но, тем не менее, несмотря на рекламный характер фильма, в нем показаны самые интересные достопримечательности Питера, некоторые из интересных фестивалей, таких как «Алые паруса», ночная жизнь в период белых ночей, развод мостов и, что немало важно для меня как библиотекаря, известный в городе книжный магазин «Дом книги», находящийся в историческом здании - доме компании «Зингер» и многое другое. Но самое главное очень хорошо передана неповторимая атмосфера этого прекрасного города.  
Действия:

четверг, 11 октября 2012 г.

Мысли по поводу… Результаты опроса. Продолжение.


Личность, милостивый государь, — вот главное… 
И.С.Тургенев.

Несколько мыслей по поводу места личности в блоге.

Все наверняка согласятся с тем, что роль личности в написании статьи,  собственное мнение, выражаемое в комментариях – очень значима.

Блог напрямую связан с личностью автора. Будь то личный блог или профессиональный, его интересно читать только в том случае, если автор блога (если это коллективный блог – то компания) интересен как личность.

Читателю интересен взгляд пишущего, его мнение, манера изложения… такому автору и доверяют больше, чем прочим. Да и блог такой пронизан личным подходом к любым поднимаемым вопросам.

Блог становится той площадкой, на которой свою точку зрения высказывает личность, имеющая репутацию, что позволяет читателю верить блогеру на слово.

Я думаю, что именно этот фактор – один из главных, определяющих ценность блога.
И все же. Почему одни блоги мы читаем с удовольствием, отслеживая публикуемый там материал, а другие, не смотря на актуальность освещаемой проблемы, читать не хочется? Если я захожу читать блог, то хочу получить то, чего я не могу получить в новостной ленте. Мне может быть интересен автор этого блога, так как я знаю его, как профессионала и хочу прочитать у него то, что я не прочту в других источниках.

Или. Еще вариант.
Автор блога – успешная, интересная личность, блог его - о повседневных
событиях жизни, тогда читать такой блог я буду  исходя из интереса к жизни такого человека.

Именно роль Личности определяет успех в интернете.

Что привлекает меня в таком «личном» блоге? В первую очередь, личный интерес автора к теме которую он поднимает. Его честность, искренность и своя собственная позиция - блоггер не журналист и имеет право оценивать.

А если ты уникальная Личность, тебе есть что сказать миру. В какой бы области ни шел разговор, твои знания будут востребованы.

А что думаете Вы?

Действия:

Результаты опроса «Профессиональный блог и личность»


Работая в блоге, у меня появились вопросы: имеет ли образ блогера отношение к настоящей личности автора блога? Что читают, заходя на блог наши читатели? Ответы мы решили найти с вашей помощью. В блоге был выставлен небольшой опрос.

Итак, что получилось в итоге.
Всего в опросе приняли участие 43 респондента. Подавляющие большинство (34 человека)  – это библиотекари, 2  – служащие, 1 методист, 1 студент, 2 филолога, 2 инженера, 1 человек не обозначил род своей деятельности.

Из 10 вопросов - 8 касались тех или иных аспектов блоговедения и 2 вопроса,  относились непосредственно к ведению нашего блога.

Что чаще всего привлекает в блоге? 


Подавляющее большинство (35 %) считает - текст поста. 28 % обращают внимание на темы, почти столько же (26%) - наличие фотографий в блоге, и только 11 % обращают внимание на дизайн.



Треть респондентов ценят профессионализм и стиль блога. (33% и 38%), на иллюстративность обращают внимание  – 23%, 5% - на орфографию и доступность материала.

В блогах, которые я читаю,  обращаю внимание в первую очередь на текст и темы. Гораздо меньше на фотографии и дизайн. Известно, что иллюстративный материал облегчает чтение текста. Однако,  для меня это не важно. Исключение составляют диаграммы и графики, если они призваны дополнять и комментировать текст.


Блог – это…

Для 41 % ответивших  – это средство самовыражения,  чуть меньшее количество (33%) считает, что это площадка для общения, 23% - новостной дневник и только 3% - укрепление репутации блоггера.
Я думаю, что блог – это все – таки площадка для профессионального общения и общения по интересам.



Несколько вопросов были построены так, чтобы выяснить: соотносят ли читатели образ блогера с автором постов? Насколько важна личность автора? Текст читают, потому что интересен автор или все же та тема, которую автор поднимает в блоге?

Заходя на страничку блога, вы в первую очередь…

63% респондентов -  читают текст, 27 % просматривают комментарии и только потом приступают к чтению текста. 10% - сразу смотрят, кто автор поста.



Что для Вас блог - личность или тема?

63 %  важно личное мнение автора на конкретную тему, 24 % - тема и ничего личного.  И только 12% хотят видеть на страничках блога статьи из жизни автора.



Ответы в контексте ведения нашего блога: 30% респондентов ответили, что им не хватает информации об авторах.

Хотя 45% отметили, что личность автора блога не очень важна, 38% - важна, 12% - не важно совсем и 5% затруднились ответить на этот вопрос.

Некоторые респонденты отметили взаимоисключающие пункты. Такой разброс во мнениях объясняется видимо тем, что заходя на уже знакомый блог постоянные читатели хотят видеть там не только безличную информацию.

 Для меня личность автора очень важна, и я согласна с теми 70 %, которые считают, что текст раскрывает личность автора блога. Автор, я думаю, проявляет себя в своем блоге именно через индивидуальность и собственный стиль.
 14 % считают, что образ блогера не имеет отношения к настоящей личности автора и 16 % просто не задумывались над этим вопросом.

Какие темы блога "Мой Библиомир" Вам интересны?

Результат, на мой взгляд, получился довольно любопытным. 39% читателей интересна тема книг и чтения, 29% заходят на блог ради обзора библиотечных мероприятий,  20% - любят путешествия, 11% - дизайн и архитектуру. При этом 1 % (это 2 человека) отметили, что хотят видеть в блоге стихи, обсуждение городских новостей и проблем города, обзор новинок кино и «другое». Возможно, это объясняется тем, что библиотекари  люди многогранные, всегда готовые узнавать что-то новое, поэтому  и интересы у них самые разнообразные.



 Нужно ли писать обо всем, что происходит вокруг, или только о том, что интересно и полезно для автора. Для меня разнообразие не очень важно, если интересна тема.

Спасибо тем, кто нашел время ответить на вопросы. Если кто – то не успел, не расстраивайтесь, опрос остался здесь.

И как всегда, рады всем вашим комментариям!

P.S. О том, к каким мыслям я пришла в результате проведения этого опроса -  в следующем посте. 
Действия:

пятница, 5 октября 2012 г.

Непост о Неконференции блогеров-2

   В непогожий осенний день мы отправились на вторую Неконференцию блогеров.

   Нет не в Париж – столицу Франции, как вы могли подумать, глядя на фотографию, а в нашу уральскую столицу – Екатеринбург. А если точнее, то в Свердловскую областную библиотеку для детей и юношества (СОБДиЮ), где 1-2 октября состоялась вторая Неконференция блогеров.
  
Действия:

четверг, 4 октября 2012 г.

Открытия Каменских интеллектуалов: "...самые простые вещи"?


И самое удивительное, что эти рифмы уже всегда были — изначально — их нельзя придумать, как невозможно придумать самого простого комара или вот это облако из класса долголетающих. Понимаешь, не хватит никакого воображения, чтобы придумать самые простые вещи!

 Каждый новый роман Михаила Шишкина вызывает у критиков сильные эмоции. Однако, «Письмовник» (Премия «Большая книга 2011») никакой такой бури не породил… Интересно, почему?
Михаил Шишкин. Вручение премии "Большая книга 2011"


Критик Мартын Ганин рассуждает: «Ни тебе обвинений в плагиате, ни в продаже родины — в общем, наблюдается сравнительное благорастворение воздухов, говорящее, на мой взгляд, исключительно о том, что читать Шишкина в России некому. То есть читать есть кому, а вот внимательно — нет, некому. Было бы кому — все бы уже на ушах стояли от такой наглости»

А почему, собственно? Таким вопросом задались каменские интеллектуалы… Что в романе есть такого, чего не увидели и пропустили читатели? После летних каникул прошло первое заседание Кафедры интеллектуальной литературы, где собравшиеся и решили выяснить этот вопрос.


На первый взгляд все просто: он, она, переписка двух влюбленных.

Так хорошо было лежать и писать всякую чушь в дневнике, прислушиваясь к шороху дождя по крыше и зудению комаров на веранде. Выглянешь в окно — там яблони от тумана безногие. На бельевой веревке прищепки мокнут, с них каплет.
Из-за дождя читать темно — включаешь среди дня свет.
Положил томище Шекспира на колени — на нем в тетрадке писать удобно.
А длинные сосновые сдвоенные иглы были закладкой.
Знаешь, о чем я тогда писал? О Гамлете…


Однако, диалогичность романа иллюзорна, в реальности ее нет, даже в реальности текста. Перед нами разговор в письмах, которого на самом деле не существует.  Единственное, что объединяет героев, — воспоминание о дачном рае, об их летнем романе — т.е. об Эдеме почти в буквальном смысле:

Все время вспоминаю наше лето.
Наши утренние этюды маслом на поджаренных хлебцах.
Помнишь, наш стол под сиренью, покрытый клеенкой с бурым треугольником — след горячего утюга.
А вот это ты не можешь помнить, это только мое: ты прошел утром по траве и на солнце будто оставил сверкающую лыжню.
И запахи из сада! Такие густые, плотные, прямо взвесью стоят в воздухе. Хоть наливай в чашку вместо заварки.
И у всего кругом только одно на уме — просто идешь по полю или лесу, а всяк норовит опылить, осеменить. Все носки в семенах травы.

Переписка двух молодых людей, находящихся в разных временах. Девушка Саша предположительно пишет письма в советское время (ориентировочно это происходит  в 60 – годы двадцатого века), Володя, напротив, локализован в пространстве и времени довольно точно. Он участвует в интервенции международных сил, вошедших в Китай с целью подавления Ихэтуаньского (Боксерского) восстания, то есть в двадцатых числах июня 1900 года.

Некоторые отрывки из писем Володи (да, собственно, большинство) - это заимствованные тексты, почти дословно повторяющие книги Дмитрия Янчевецкого «У стен недвижного Китая» (СПб. — Порт-Артур, издание П.А. Артемьева, 1903). 

Получается, что Шишкин всех обвел вокруг пальца? Сделав вид, что написал роман о любви?
Обсуждение тоже сначала шло по пути, который лежит на поверхности. Письма. Дача. Первая любовь.

Кто –то назвал роман таинственным, в чем – то даже героическим. Влюбленные идут навстречу друг другу, чтобы связать собою разорванное время. Кто – то говорил, что это роман о тайне. О том, что смерть — такой же дар, как и любовь… Многие увидели в этом романе это и только это. Ну да, еще прекрасный стиль, временами, правда напоминающий стиль Куприна, «и что – то еще такое знакомое…» О чем тут вообще говорить?

Но судьба не любит простых сюжетов. Не все так просто.  Нас ждали открытия. Первый ключ к тесту лежит на виду — это, собственно, название, которое толковый словарь русского языка под редакцией Д.Н. Ушакова определяет как «1) сборник образцов для составления писем разного содержания; 2) книга для самообразования по языку и литературе». Не сборник писем. Сборник образцов для составления писем.

Второй — спрятан, и довольно далеко. Воспользуюсь мнением критика Мартына Ганина. «Вот здесь, в одном из писем Володи: «…принято из порту для продовольствия команды: сахару 19 пуд. 5 ф. 60 зол.; чаю 23 фун. 1/3 зол.; табаку 7 пуд. 35 ф. и мыла 8 пуд. 37 фун. Больных два матроса и 14 солдат № 4 Линейного батальона. Воды в трюме 5 дюймов по выкачке. Того же дня пополудни. Ветер тихий, ясно, высота бар. 30, 01 по тер. 13 1/2. Сего числа свезено на берег: ящик с амуницией — 1; бочек с мясом — 4; пеньки 25 пудов; муки ржаной 29 пудов; крупы 4 пуда; ящик с (неразборчиво) — 1; патронов 2160 штук, котлов чугунных 3; веревок 5 пуд. 20 ф.; листового железа 50 листов; невод 1; лошадь 1 и быков 2. В 12 ч. воды в трюме 24 дюйма.

Этот фрагмент, скорее всего, цитируется (очень близко к тексту) по автобиографической повести Вадима Шефнера «Имя для птицы, или Чаепитие на желтой веранде». 

Шефнер рассказывает вот что: «Помимо прочих документов в архиве сберегаются вахтенные журналы всех кораблей русского флота; они подлежат вечному хранению. По моей просьбе мне выдали «Шханечный [от слова "шканцы", "шханцы". Так в минувшем веке назывались вахтенные журналы] журнал транспорта "Манджур" за 1860 год». Сидя за конторским архивным столом в тихой сводчатой комнате, я раскрыл тетрадь небольшого формата. Шершавая бумага, выцветшие чернила… Записи здесь вели не писаря, а вахтенные офицеры, порой, видно, второпях; некоторые слова написаны нечетко, их не разобрать». Далее приводится эта самая запись насчет «продовольствия команды». Построенный в Бостоне в 1858 году по заказу русского правительства транспорт «Манджур» известен тем, что с него был высажен отряд солдат во главе с прапорщиком Комаровым, основавшим пост Владивосток.

А предыдущий абзац у Шефнера звучит вот как: «Почерк человека — производное его характера, его личности. Личность же каждого индивидуума складывается из психических и соматических данных, присущих только ему — и никому другому. Кто знает, быть может, в очень отдаленном будущем наука путем сложнейших подсчетов, невероятную трудность которых даже в наш век НТР мы представить себе не можем, сумеет воскрешать давно умерших людей по их почерку. Пишите, люди! Храните письма!»

И снова Мартын Ганин: «За кажущейся элементарностью, почти предельной простотой композиции романа, за уменьшительными суффиксами и придыханиями Шишкин маскирует книгу о двух людях, живших в разные времена, никогда не встречавшихся при жизни, обращающихся не друг к другу, а в пустоту. Они не встречаются (и не встретятся) и после смерти. «Сашенька! Любимая моя! Здесь же ничего нет. Где дремлик? Где кислица? — восклицает Володя. — Нет курослепа, нет горечавки, нет осота. Ни любистика, ни канупера. Где крушина? А ятрышник? Где короставник? Почему нет иван-чая? Где толокнянка? Дрок? А птицы?»

На происходившее со мной я смотрел только с точки зрения слов — могу я это взять с собой туда, на страницу, или нет. Я знал теперь, что ответить давно сгнившим мудрецам: мимолетное обретает смысл, если поймать его на лету. Где вы, мудрецы, ау? Где видимый вами мир? Где ваше мимолетное? Не знаете? А я знаю.

Это не герой пишет, отсылая нас к другому вопрошанию («Смерть, где твое жало?»), — это автор. Единственная встреча Володи и Саши, когда-либо имевшая место, происходит здесь, в книге. Потому что смерть — сильнее любви. Но слова — сильнее даже и смерти. «Пишите, люди! Храните письма!» Потому что в «очень отдаленном будущем наука путем сложнейших подсчетов сумеет воскрешать давно умерших людей по их почерку». И, похоже, автор считает, что не просто какие-то там слова сильнее, а вот эти самые, этот самый роман, «Письмовник».

 Именно воскрешением Шишкин и занят; он организует в романе встречу Саши, про которую мы мало что знаем, и погибшего на самом деле в советском лагере военного корреспондента Дмитрия Янчевецкого. Под другим, правда, именем — ну и что? Одновременно роман представляет собой — да, письмовник, сборник образцов.  Пишите, люди.


У кого это было написано про людей, жадных счастья?

Фото: Интернет
Действия:

Всемирный день защиты животных

«Ты всегда будешь в ответе за того, кого ты приручил»
Антуан де Сент-Экзюпери

   4 октября - Всемирный день защиты животных. Это праздник для всех кто любит животных, а так же повод поговорить «о братьях наших меньших».
   Во многих западноевропейских странах считается, что домашние животные — это часть семьи, и они имеют такие же права, как и другие ее члены. Россия прочно удерживает второе после США место в мире по численности домашних животных. И если верить Интернету, в каждой третьей семье живут «братья меньшие».

Действия: