понедельник, 26 ноября 2012 г.

Мастер-класс ко Дню матери в библиотеке

   25 ноября в России отмечался День Матери. Наша библиотека не осталась в стороне от этого прекрасного праздника.
   По традиции его отметили мастер-классом. Об одном из таких мастер-классов мы уже писали в одном из постов. Но в этом году праздник особенно удался, так как был не один мастер-класс, а целых три + астролог в качестве бонуса!
   И вот перед всеми собравшимися встала проблема выбора: куда пойти?
На «Оригинальное плетение из бумаги»?
   На «Букет для любимой мамы в технике оригами»?
   Или на «Бисероплетение»?

   А быть может получить дельный совет от астролога?  
Действия:

пятница, 23 ноября 2012 г.

Пушкинский бал. Заметки из фотосалона.

Вечер перед балом. Вернее, час ночи. В наушниках играет группа «Мельница», завернувшись в плед, я доделываю реквизит, а кошка сидит рядом и невозмутимо щурит глаза.

Утром, конечно же, просыпаю, глотаю завтрак, спешно навиваю кудрей и с огромным пакетом всяких вещей бегу на остановку. Эти новые песни «Мельницы» раздирают меня изнутри, толпятся в голове, не позволяют думать об обыденных вещах. А не надо было слушать альбом раз семь кряду! – очнувшись, сказал мне мозг и снова отключился.

В библиотеке с утра пусто и пустынно, мысленно забиваю угол фойе для себя и фотосалона и лечу к кабинету.

В несколько рук добавляем реквизит для пушкинского зала, и тут происходит то, чего я и ожидала: мое старое бальное платье не налезает на манекен. Распарываю платье по боковым швам, внутри себя вспоминая наши балы в студии, и как я давала поносить его другим девочкам. На вопрос: «а тебе не жалко его распарывать?» отвечаю: «нет, куда я теперь в нем!» А про себя думаю: я обязательно зашью тебя! «Я пришью ему новые ножки, он опять побежит по дорожке» (с) Айболит.


Во втором часу прихожу в «фотосалон», расставляю реквизит: золоченую раму, корзинку с розами, усиками и лорнетами на ножках, шляпки. Потихоньку подтягиваются школьники с родителями и учителями. И, переодевшись, превращаются в прекрасных дам в длинных бальных платьях и галантных кавалеров в костюмах и цилиндрах.


Детей все больше, а костюмы все разнообразнее. Поначалу стесняются фотографироваться, постепенно нахожу точки соприкосновения, что-то говорю, вручаю в руки реквизит, постепенно чувствуя себя частью всего этого мероприятия.



А, еще надо бывать в разных кабинетах-салонах, пытаться уловить и запечатлеть суть происходящего. Когда захожу в наполненные кабинеты, чувствую, что немного неуместно щелкать затвором фотоаппарата, дети вздрагивают, отвлекаются на меня, и пространство становится на несколько минут меньше. Выхожу в фойе с чувством одного выполненного долга и иду в другой, выполнять другой долг.



А в перерывах между салонами – маленькие фотосессии, и я нашла место, где получились бы отличные фотографии, его надо будет потом опробовать. И где-то не успеваю прийти, что-то увидеть и поймать в объектив. Зато сделала серию фотографий про почти Александра Пушкина и почти Наталью Гончарову у шкафа со старинными книгами; про чиновника в раме, про которого я подумала «я памятник себе воздвиг…»; про двух чудесных барышень и их внимательного кавалера, и про юную леди в красном платье.





Автор: Ольга Хлебникова (Лобова)
Фото: Белоусова В.
           Глинских Л.
           Лобова (Хлебникова) О.
Действия:

четверг, 22 ноября 2012 г.

Пушкинский бал.


Там теснота, волненье, жар, 
Музыки грохот, свеч блистанье, 
Мельканье, вихорь быстрых пар, 
Красавиц легкие уборы, 
Людьми пестреющие хоры, 
Невест обширный полукруг 
Все чувства поражают вдруг
(А.С.Пушкин, Евгений Онегин)

Слова  напоены музыкой. Но вот действительно музыка вступает в свои права, танцевальная пара трогается с места, и у всех присутствующих душа наполняется восторгом: и от прекрасных звуков вальса Евгения Доги, и от красоты развевающихся одежд, и от возвышенной, торжественной, может быть, чуточку церемонной атмосферы праздника. Бал!

Открытие бала.
Руководители танцевально - спортивного клуба "Пластилин"
Татьяна и Дмитрий Гурзу.

Барышни - в бальных вечерних нарядах, юноши  - в гусарской форме, плащах, и смокингах.





Звучала музыка, исполнялись романсы и конечно вальс – король танцев!

...в исполнении танцевально - спортивного клуба "Пластилин"

Венский вальс – это танец, без которого не проходит ни один бал, ни один вечер. Элегантный и очаровательный, он мысленно переносит нас в прекрасный бальный зал, залитый светом, где пары плавно и легко скользят по паркету.

Музыка венского вальса изящна. Сюрпризом для присутствующих стал мастер – класс венского вальса под управлением танцмейстера бала Дмитрия Гурзу. Кавалеры приглашают дам. Несмелые шаги танцоров, первый поворот, вращение … Вальс!

Мастер - класс...
... венского вальса

В заключение  – дефиле дебютантов бала.



Наряды элегантны, настроение страстно приподнятое,  бал завершается... Но впереди еще фото сессия...

Руководители танцевально-спортивного клуба "Пластилин"



Участники бала.




Действия:

И грянул бал... Историко - краеведческая игра в библиотеке

В библиотеке им. А.С.Пушкина прошла историко – краеведческая игра «Пушкинский бал», посвященная 200-летию со дня рождения Н.Н. Гончаровой и победе в Отечественной войне 1812 года.

Игра включала в себя посещение каждой командой пяти Салонов:
Салон Натальи Гончаровой (Н.Н. Гончарова, жена и муза Первого поэта России);
Литературный салон (Поэты Пушкинской поры);
Художественный салон (Костюм эпохи Пушкинской поры);
Бальный салон (Этикет балов эпохи Пушкинской поры);
Исторический салон (Война 1812 года в искусстве).

Игру мы приурочили к предстоящему балу.  В каждом Салоне участникам игры были предложены творческие задания по литературе, искусству и культуре эпохи Пушкинской поры и по истории войны 1812 года.


В художественном салоне команды знакомились с модой 19 века. Их ждали задания, связанные с костюмом эпохи  Пушкинской поры. Костюм как часть моды.  Уже интересно!

- Все решение в талии. Как вы думаете, где мы будем делать талию?
- На уровне груди.
- Гениально!
- Гениально, как все истинное.


Основные периоды в женской моде первой половины XIX века: ампир (до 1815 г.) и
романтизм (иначе называемый «бидермайер») (1825 - 1830-е гг.)

Одно из творческих заданий  звучало так: одеть даму на бал. Оказывается, в моде первой половины 19 века (ампир) был прямой силуэт, простота линий и множество вертикальных складок. Талия платья завышенная, под грудью. Короткие рукава шились фонариком. Обувь на низком каблуке, со шнуровкой из лент, оплетающих ногу наподобие греческих сандалий. К бальному платью обязательно полагались длинные перчатки и красивая шаль. Фасон платья должен был подчеркивать естественные формы и красоту человеческого тела. Женщины в подобной одежде напоминали изображения с греческих барельефов.



В период же романтизма - линия талии платья опускается на естественное место. Линия плеча опущенная, рукава объемные, сильно расширенные у плеча и узкие у запястья. Такой рукав называется «жиго», или окорокообразный. Для обеспечения объёма рукава надевались специальные подрукавники, набитые пухом. Широкие рукава, пышная юбка и корсет подчеркивают тонкую талию. Одноцветные ткани предыдущих периодов сменяются полосатыми или тканями с цветочным узором. Обувь по-прежнему легкая, без каблука.

Мода претерпевала изменения. Неизменными оставались необходимые аксессуары, без которых невозможно было появиться в обществе.

Еще одно из заданий – подобрать аксессуар к бальному платью.

Веер, перчатки и маленькая сумочка… Появиться на балу или приеме без драгоценностей на шее было также недопустимо. На улице была необходима шляпка, а летом еще и зонтик от солнца. Нововведением моды первой половины XIX века были боа.


Задание №4. Подобрать аксессуары к бальному платью

Интересные факты из истории моды. Годом рождения сумки считается 1790 год. Ее нужно было носить в руке. Связано это с французской революцией и с новой женской модой. Это нововведение имело успех, и уже через несколько лет, с 1804 года, правила хорошего тона приписывают мужчинам держать руки в карманах, а женщинам – карманы (то есть сумки) в руках.


Обязательное условие – сумочка должна была быть небольшой по размеру, подходить к платью и вмещать в себе зеркальце…  и другие милые женскому сердцу штучки. Прийти на бал без сумочки считалось признаком дурного тона. Поэтому к заданию собрать сумку модницы той поры девушки отнеслись с особым трепетом. Что может быть …. проще?  Но, далеко не все знали, что необходимый набор предметов женской сумочки включал: зеркальце, духи, carte de bal (бальная книжечка или карточка), которая помогала даме запомнить очерёдность кавалеров, приглашающих ее на танцы, в неё она вносила номер танца и имя кавалера.


Задание №5. Собрать бальную сумочку.

carte de bal   

А женская прическа?... Оказывается, женская прическа того времени являла собой произведение парикмахерского искусства.
Дамские прически начала XIX века - это кудри и локоны, уложенные в художественном беспорядке и собранные вверху или сзади. Локоны же имели самый разнообразный вид - трубчатые, спиральные, "стружкой", "штопором". Волосы не собирали в простой пучок или узел, а аккуратно укладывали, подворачивая один слой под другой.

Сначала прически старались копировать с античных статуй. А около 1805 г. дамы переняли у мужчин прическу, при которой волосы коротко стриглись и завивались вокруг головы в мелкие локоны. В 20-х годах XIX века в Вене возник  новый стиль (предпочтение, как всегда, было отдано блондинкам): волосы расчесывали на боковой пробор, укороченные с боков пряди завивали в крупные локоны и укладывали над висками. Длинные пряди волос сзади поднимали наверх и на темени укладывали в различные шиньоны.

Но не всё так страшно - многие элегантные дамы любили простую, но изящную причёску. Волосы разделялись на прямой пробор, потом закреплялись в виде высокого пучка. Кстати, Наталья Гончарова на знаменитом портрете изображена именно с такой причёской.


А ведь были еще и головные уборы!

В начале XIX века они были трех типов: чепцы, богато украшенные по переднему краю рюшем, кружевом и лентами; широкополые шляпы, украшенные цветами и перьями; и, наконец, капор, который представлял собой чепец и шляпу одновременно. Капоры были особенно популярны в 1910-х, поля их доходили до таких размеров, что полностью скрывали лицо, по этому поводу было много карикатур и тогдашние острословы уверяли, что дамы в нем ничего не видят и не слышат.
...ответить правильно.

К творческому заданию и подход творческий.
Участники игры
Костюм, прическа, аксессуары...

Н – да… После всех выполненных заданий в художественном салоне, теперь ты уже не можешь сказать «я не знаю», теперь ты это знаешь!


А после завершения игры всех участников ждал настоящий бал!  Об этом в следующем посте.

Действия:

понедельник, 19 ноября 2012 г.

Кофе по – шведски.


Этот напиток является одновременно и коктейлем, и десертом, и чем-то он напоминает грог. Отличный способ согреться в промозглую погоду.



Рецепт достаточно прост. Сварить кофе, процедить, разлить в чашки. На три четверти. В готовый напиток добавить взбитый с сахаром (лучше коричневым) желток и ром (60 грамм) Сливки подаются отдельно. Или. Как вариант, прикрыть кофе пирамидкой из взбитых сливок, которые в свою очередь можно присыпать молотым кофе.

Совет для настоящих ценителей кофе. Если будучи в Швеции вы захотите выпить кофе, то закажите эспрессо.

Туве Янссон. Дочь скульптора. 

Хемуль постоял на берегу, задумчиво глядя на тёмные струи, и решил, что река похожа на жизнь. Одни плывут медленно, другие - быстро, третьи переворачиваются вместе с лодкой.

Жизнь Туве Янсон похожа на море.

«Прекрасней всего было то, что море находилось совсем рядом. И хотя с лужайки у дома, где мы с друзьями играли, его видно не было, если вдруг во время игр мы внезапно затихали, до нас долетал шум прибоя», — вспоминала Туве.

Она родилась 1914 году в богемной семье. Папа - скульптор, мама – известная художница.

Иногда  я просыпалась по ночам от звуков прекраснейшей музыки, какая только есть на свете, и это были звуки балалайки и гитары. Папа играл на балалайке и на гавайской гитаре, оба инструмента звучали вместе, очень тихо, почти шепотом, пребывая где – то далеко – далеко, а потом звуки все приближались и приближались, уступая место друг другу, так что иногда пела балалайка, а иногда гитара. 

Каждое лето семейство Янссонов проводило на островке Пеллинге, недалеко от южного побережья Финляндии.Там они снимали на все летние месяцы рыбацкую сторожку.

Дом зарос жимолостью и диким виноградом, а стены веранды сплошь покрылись мелкими вьющимися розами. В доме сидела бабушка в светло – сером шелковом платье и воспитывала своих детей. 

Вот он  Муми – дол в концентрированном виде.

Все мы родом из детства.Только в детстве можно выйти рано утром на улицу, а за порогом сказка. Здесь можно найти большой «гигантский камень из чистого серебра», а можно иметь свой собственный айсберг.

Мой айсберг был похож на сломанную крону. С одной стороны виднелся овальный грот, очень зеленый и забранный решеткой из льда. Внизу в воде лед был тоже зеленого цвета, но только другого оттенка; он уходил глибоко в бездну и становился почти черням там, где начиналась опасность. Я знала, что айсберг последует за мной, и ни капельки не беспокоилась. 

Детство замечательно тем, что там нет ничего невозможного. А еще, кроме всего прочего, можно вырасти и придумать свой собственный Муми – дол.

Все – таки, имя Туве Янссон стойко ассоциируется с муми-троллями, сказочными персонажами, выдуманными ею еще где - то в 1930 - е годы.Однажды Туве и ее младший брат Пер Улоф завели о чем-то спор. Пер Улоф в качестве довода привел цитату, как он сказал, из философа Канта.Туве не знала, что на это ответить и очень быстро изобразила на стене странное существо, под которым поставила аршинными буквами надпись ИММАНУИЛ КАНТ. Так возник первый муми-тролль.

Ее истории о муми – троллях мне почему – то сказками называть не хочется… Они многоплановы, глубоки, философичны (это даже не пафос!) Мировоззрение Туве никакой формулировке не поддается. В какую - либо известную систему координат впихнуть ее тоже сложновато, да и незачем. В её книгах присутствуют отголоски дзен буддизма и христианства, отсылки ведут к философии Канта. По творчеству Янссон было защищено множество диссертаций, а истории подвергались семиотическому и психоаналитическому анализу.

Ее герои способны влиять на события, изменять людей, муми-троллями болело и болеет не одно поколение. Многие задаются вопросом –  почему?

Собственно говоря, речь идет лишь о следующем: не уставать, никогда не терять интерес к чему-либо, и особенно - свою драгоценную любознательность, не бывать равнодушным, в противном случае это значит - умереть. Как просто, не правда ли? 


Все - таки говорить о мудрой Туве и обойти молчанием мумиков не получается. Начать с того, что в ее историях начисто отсутствует бинарная логика. Отрицательных персонажей там просто нет, вернее ни одного из героев нельзя назвать безнадежно отрицательным. Взять того же Сниффа. Не очень смелое, неумное, но чрезвычайно амбициозное создание. И если бы только Снифф! А занудный нытик и коллекционер Хемуль, вредная малышка Мю, угрюмая, вечно изнывающая от жалости к себе Миса? Семейство Муми – троллей принимает их всех со смирением просветленного. По логике обитателей Муми - дола «тот, кто ест оладьи, не может быть злым»

А на завтрак были оладьи, золотистые оладьи с малиновым вареньем. Еще на завтрак была вчерашняя каша, на которую, однако, никто не польстился, поэтому ее решено было оставить на завтра. 

Они выстраивают друг с другом такие отношения, что «несовершенные существа» чувствуют себя не только нужными, но и счастливыми. Надо бы поучиться… Чего греха таить, в каждом из нас внутри притаился свой «внутренний Снифф» (да и наверняка свой Хемуль, своя Миса и etc.) Искусство принимать себя такими, какие мы есть... Совершенно дурацкая, банальная фраза принимает совсем другое звучание, если помнить, что не все «обязательно должно быть так, как ты привык»

С первых страниц своих книг Туве предлагает не только быть собой, но и выйти за рамки общественного мнения. Важнейший момент в жизни ее и творчестве – это свобода. Своя собственная, для личного пользования. Хотя, любой из нас может прислушаться к мудрости этой маленькой, но храброй женщины. Образец идеального мужчины для нее - это конечно Снусмумрик. В этом образе она вывела Виртанена. Он был поэтом, политиком, издателем и, наконец, депутатом парламента. Одна из самых ярких личностей на политической арене Финляндии в 30–50-х годах. Достоверно известно, что знаменитая зеленая шляпа Снусмумрика — прямая отсылка к нему. Его отношение к жизни лучше всего выражает одна фраза, как-то оброненная в разговоре: «Я всегда плыл по течению, и никогда не пытался бороться с волнами». Н-да… Снусмумрик. Как есть Снусмумрик. Хотя его «по течению» иногда обозначает – «бороться с волнами»

«Всю свою жизнь Снусмумрик мечтал сорвать таблички, запрещавшие все, что ему нравилось, и теперь дрожал от нетерпения. Наконец – то! Он начал с таблички «Курить воспрещается» Затем  схватил табличку «Запрещается сидеть на траве!» Потом полетела в сторону табличка «Запрещается смеяться и свистеть!» А вслед за ней отправилась табличка «Запрещается прыгать»

У некоторых, говорят, получается прожить свою жизнь, по мере сил срывая «таблички»  Сама себе об этом напоминаю с завидной регулярностью.

Дочь скульптора, выросшая в бесконечно счастливой богемной семье, Туве знала, что настоящему мужчине нужна «лишь шляпа, губная гармошка да курительная трубка», куда же без них. Видимо о мужчинах она знала если не все, то многое.

Все мужчины пируют, и они между собой товарищи, которые никогда друг друга не предают. Товарищ может говорить тебе ужасные вещи, но на завтра все это забыто. Товарищ не прощает, он только забывает, а женщина – она все прощает, но не забывает никогда. Вот так – то! Поэтому женщинам пировать нельзя. Очень неприятно, если тебя прощают. Товарищ никогда не говорит ничего умного, что стоит повторить на следующий день. Он только знает, что теперь ничего такого важного нет.

Вот так – то! Большой знаток по снусмумрикоподобным она знает, о чем говорит. И она действительно мудрая и действительно все понимает!

В ее жизни всегда было нечто незыблемое, стабильное, то, что поддерживало и давало сил. Дом. Та цитадель безопасности и любви, где всегда горит свет, и где тебя ждут, и куда можно всегда вернуться. Одна мысль об этом позволяла преодолевать любые невзгоды и трудности. А еще…

…огонь в печке или камине. Когда огонь разгорается, мы подтаскиваем к нему большое кресло. Мы гасим свет в мастерской и сидим перед огнем, а мама начинает рассказывать: «Жила – была маленькая девочка, такая ужасно красивая, и ее мама так жутко любила ее…» Каждая история должна начинаться одинаково, а потом уже не обязательно рассказывать так уж точно. Мягкий медленный голос звучит в теплой темноте, а ты смотришь в огонь, и никакая опасность на свете не грозит тебе. Все иное где – то снаружи и не может войти в дом. Ни теперь, ни когда – нибудь потом.

Главное – это позволить себе быть счастливым. И у нее даже есть  свой «рецепт счастья»

Можно лежать на мосту и смотреть, как течет вода. Или бегать, или бродить по болоту в красных сапожках, или же свернуться клубочком и слушать, как дождь стучит по крыше.
Быть счастливой очень легко.

И еще.

А я только и делала, что летала. Вначале я взмывала ввысь, словно муха, затем осмеливалась вылетать в окно. Самое дальнее расстояние, на которое я была способна летать, - это наискосок по улице. Но если я спускалась вниз, в планирующем полете, я могла держаться сколько угодно, вплоть до самого дна колодца. Там я, разбежавшись, взлетала на улицу и снова поднималась ввысь. 
Проходило совсем немного времени, прежде чем на меня обращали внимание. Сначала люди просо стояли, глядя на меня, потом начинали кричать, и указывать на меня, и сбегаться со всех сторон. Но прежде чем они успевали добежать до меня, я разбегалась – и снова я уже лечу в воздухе, и хохочу, и машу им рукой. Они бежали за мной. Они мчались за переносными лестницами, но это тоже не помогало. 
Тогда они лишь застывали на месте и мечтали научиться летать. 

Когда ты в последний раз чувствовал, как твоя душа выражает себя? Когда в последний раз ты писал стихи? Сочинял музыку? Плакал от радости? Танцевал под дождём? Рисовал что-нибудь? Подносил кошку к лицу? Чинил что-нибудь сломанное? Лазил по горам? Гулял на восходе солнца? Беседовал до зари? Когда последний раз ты сидел один в тишине, путешествуя по глубинам своего существа? Когда в последний раз ты говорил «привет» своей душе?

Туви Янсон  всегда помнила, как это быть счастливой. Своими историями  эта северная волшебница с лицом Питера Пэна напоминает, что быть счастливой – это легко … нужно лишь  каждое утро говорить своей душе «привет».

Такая вот внутренняя Монголия.

Действия:

среда, 7 ноября 2012 г.

"Черный джаз" с Даниилом Крамером и Кевином Махогани

   30 октября в Филармоническом зале нашего города состоялось открытие джазового абонемента. О первом отделении я уже писала в предыдущем посте. Так если первое отделение концерта было окрашено национальным колоритом: тувинские народные костюмы на исполнителях, традиционные национальные инструменты, вековые песни кочевников, то второе отделение было поистине интернациональным. Так как на одну сцену вышли сразу представители пяти стран: Кевин МАХОГАНИ — (США) — вокал; Даниил КРАМЕР (Россия) — рояль, Роберт АНЧИПОЛОВСКИЙ (Израиль) — альт — саксофон, Саймон СТАР (Польша) — контрабас, Гаспер БЕРТОНСЭЛ (Словения) — ударные.   
Действия:

пятница, 2 ноября 2012 г.

Музыка истоков тувинской группы «Хуун-Хуур-Ту»

   30 октября в Филармоническом зале нашего города состоялось открытие джазового абонемента. Концерт был достаточно неординарным. Почему? Вы сами поймете из дальнейшего рассказа.
   В первом отделении выступила поистине уникальная, и я бы даже сказала магическая группа из Тувы «Хуун-Хуур-Ту». Их музыка, вобравшая в себя все наследие тувинского фольклора, традиции горлового пения, и развивающая это наследие, временами похожа на музыку шаманов и наполнена живыми и понятными эмоциями. В качестве аккомпанемента музыканты использовали традиционные тувинские инструменты – дошпулуур, игил, хомус, разнообразные ударные и традиционную гитару. Причем, национальные инструменты они изготавливают сами. В репертуаре этой группы были в основном древнейшие песни их народа.
   Горловое пение – уникальный вид искусства, присущий лишь некоторым народам Саяно-Алтайского региона – тувинцам, алтайцам, монголам, а также проживающим в европейской части России башкирам. Уникальность этого искусства заключается в том, что исполнитель извлекает сразу две ноты одновременно, образуя своеобразное двухголосное соло.
Вот послушайте…
   Название группы выбрано не случайно. «Хуун-Хуур-Ту», в переводе с тувинского, – явление, означающее расщепление солнечного света в облаках на множество расходящихся лучей. Линии голосов при горловом пении – это лучи звука, подобные лучам света.
   Перед началом концерта Даниил Крамер сказал, что этот концерт не совсем обычен, его два отделения очень не похожи друг на друга, как «огонь и вода». Первое отделение я бы назвала водой, т.к. музыка тувинской группы – это музыка истоков. В одном из интервью руководитель группы так и сказал: «Наша музыка — это как сибирская чистая вода, мы хотим, чтобы наши слушатели насладились этой чистой водой, а не кока-колой. Мы пьем эту воду и хотим поделиться ей с другими».
   Вот уже на протяжении двадцати лет тувинская группа делится своим творчеством. Она прочно входит в элиту world music планеты. Их выступления проходили в самых престижных залах Америки, Азии и Европы. На Западе музыка группы пользуется огромной популярностью. Многие выдающиеся музыканты различных направлений выразили желание сотрудничать с «Хуун-Хуур-Ту»: Фрэнк Заппа, Кронос Квартет, японский ансамбль «Кодо», Стив Уондер. В 2006 году группа была номинирована BBC на самую престижную премию в мире этно-музыки «World Music Award».
   Вот что пишет западная пресса о музыкантах:
   Участники Хуун-Хур-Ту, наверное, самые известные исполнители горлового пения. Они играют на странных, но удивительных инструментах. В результате получается звучание, сравнимое лишь с диким галопом по широкой степи.
 THE OREGONIAN (Портланд)
    «Представьте прохладный свежий воздух, где высоко над уровнем моря дикие степи, бурные реки, поющие птицы, быстрые кони, юрты и культура, соединяющая в себе буддизм и шаманизм. Теперь представьте, что все это есть в музыке. С ритмом. Так это и звучит»
(Union News, Спрингфилд)
   "Это незнакомая, в тоже время очень доступная, пришедшая из другого мира и глубоко духовная музыка, которая корнями уходит в звуки природы"
(The Chicago Tribune)
   "Тувинцы ворвутся в твой мозг и оставят отпечатки копыт…"
(San Francisco Bay Guardian)
   Не знаю, ворвались ли они в мой мозг, но в сердце вошли и оставили свой след…
Продолжение следует…
Источники:

P.S. О втором отделении концерта в следующем посте.

Действия: