понедельник, 13 марта 2017 г.

Духовно – культурный ренессанс, или Лекарство от бездуховности…

«И серебряный месяц ярко
над серебряным веком стыл...»
А.Ахматова.

Серебряный век — это не хронологический период. Во всяком случае, не только период. И это не сумма литературных течений. Скорее - образ мышления.

Это время удивительно. Оно изумляет: иной раз – оглушительно, иной раз – тихо и до дрожи; иногда – до улыбки. Серебряный век называют лекарством от бездуховности. И думаю, по праву.

В библиотеке А.С.Пушкина открылась книжная выставка, посвященная эпохе Серебряного века «Этот мир очарований, этот мир из серебра». Здесь можно найти книги по изобразительному искусству, архитектуре, декоративно-прикладному творчеству, истории театра, моде… Некоторые из них – уникальны.


Например, книга Пожарской М.Н. «Русские сезоны в Париже / The Russian Seasons in Paris1908–1929». Букинистическое издание 1988 года, тираж – 25 000 экз. В альбоме собраны эскизы декораций и костюмов к спектаклям за период с 1908 по 1929 годы.

Иногда история течет не спеша, размеренно. А бывает, в несколько десятилетий происходит столько всего судьбоносного, сколько в спокойные времена хватило бы на века. Судите сами. Первые десятилетия 20 века: «Русские сезоны», гениальный, неподражаемый Шаляпин, балетная труппа Дягилева! А Станиславский, Мейерхольд… их поиски и открытие новых форм в театральном искусстве составили целую эпоху! Время, когда работали Коровин, Головин, Бенуа, Добужинский, Рерих, Сапунов, Бакст, Н. Гончарова…

А мода?... Весь мир в 1920-е гг. переживал бум русского стиля. Именно массовая русская эмиграция принесла на Запад свои традиции, элементы костюма и мастерство их изготовления. Русские художники и артисты, оказавшиеся в эмиграции княгини и баронессы оказывали огромное воздействие на развитие мировой моды.

Какой она была? Что носили блистательные красавицы Серебряного века?

Известные строчки Ахматовой (помните?): «Я надела узкую юбку, / Чтоб казаться еще стройней» имеют биографическое основание. Вера Неведомская, соседка Гумилевых по поместью, вспоминала: «Ходит то в темном ситцевом платье вроде сарафана, то в экстравагантных парижских туалетах (тогда носили узкие юбки с разрезом)». Эти «хромающие» юбки от Поля Пуаре, передвигаться в которых можно было только маленькими шажками, находились в начале 1910-х годов на пике моды:
А.Ахматова. Рис. А.Зельмановой. 1913.
А.Ахматова. Рис.: А.Зельмановой. 1913.
В иллюстрированном журнале для дам «Модный свет» в №1 за 1912 можно было прочитать:

 «Блестящий успех выпал на долю узкой юбки, завоевавшей, несмотря на протест пуритан, общие симпатии. И мы должны сознаться, что мы лично тоже находим какую-то особую прелесть в этих узких модных юбках; конечно, мы исключаем безобразные утрировки, при которых юбка мерила всего 1,5 аршина в подоле, и несчастные модницы не могли без посторонней помощи сесть в экипаж».


А шляпки? Я и сейчас не прочь такую надеть…На смену экстравагантным конструкциям пришли простые фетровые шляпы: ток — круглая шляпка без полей, и клош — шляпка-колокольчик с небольшими, опущенными вниз полями. Та же Ахматова была большой поклонницей таких фасонов и говорила о 1910-х годах: «Это было тогда, когда я заказывала себе шляпы», — назначая один из любимых аксессуаров символом эпохи.
А.Ахматова в шляпке клош.1924г.
О моде начала века повествует еще одна уникальная  книга выставки.  А. Васильев «Красота в изгнании: творчество русских эмигрантов первой волны: искусство и мода». Ее сложно отнести к книжной продукции, это, своего рода, арт-объект. Фотографии, использованные для иллюстрации — «бесценные», так утверждает сам автор.
Выставка.


А.Васильев. Красота в изгнании...
Этот альбом все время переиздается — он выдержал 12 переизданий, вдумайтесь только! — и это при том, что самое первое издание издательства категорически отказывались издавать как «бесперспективное». Александр Васильев: «Я помню, что когда я над ней работал, мне было трудно найти издателя, который бы согласился ее опубликовать, потому что никто не верил в ее успех».

Отдельные главы книги посвящены истории русских домов моды, созданных выходцами из самых родовитых семейств России – Ириной и Феликсом Юсуповыми, Великой княгиней Марией Павловной Романовой, княгинями Трубецкой и Оболенской и другими.
Юсуповы в эмиграции.
При работе над книгой Александр Васильев встречался с теми, кто когда-то делал эти потрясающе красивые вещи и умел их носить, настоящими княгинями, графинями, баронессами, дворянками из лучших родов России. Оказавшись в эмиграции, они не посчитали унизительной работу, еще недавно немыслимую для их положения в обществе, а подняли ее до себя. Свой вкус, аристократизм, художественную одаренность они отдали служению моде, многие стали первыми топ-моделями домов Ланвен, Шанель, Пуаре и многих других.

Отдельная глава посвящена женщине, ставшей легендой Нью-Йорка, – Валентине Саниной. Подруга и соперница Греты Гарбо за океаном, Санина долгие годы была одним из самых преуспевающих и знаменитых модельеров Америки.
Фото: Интернет
Посмотрите на фотографии! Одухотворенная красота лиц русских красавиц поражает и сегодня.
Натали Палей.
Валентина Кашуба. Париж, 1916г.

Ольга Бакланова. 1028г.


Серебряный век… Опьянение, новизна, вызов, творчество и подъем…Николай Бердяев называл этот период «эпохой пробуждения», «расцветом поэзии и обострением эстетической чувственности» 

P.S. С чем \ кем у вас ассоциируется «Серебряный век»?

Я бы процитировала  Игоря Северянина:
Мороженое из сирени! Мороженое из сирени! 
Полпорции десять копеек, четыре копейки буше. 
Сударышни, судари, надо ль? не дорого можно без прений... 
Поешь деликатного, площадь: придется товар по душе!




Действия: