среда, 12 сентября 2012 г.

Кофе по-итальянски.

Рецептов кофе по – итальянски – множество. Предлагаю один из…  Если вы хотите  почувствовать дух солнечной Италии, то лучше приготовить мокачино.  За видимой простотой – оригинальный кофейный напиток. Хотя для меня предпочтительней ристретто.  (Об этом, пожалуй, в следующий раз)

Вообще, кофе мокачино является разновидностью латте с добавление шоколада. Придумали его в Америке, там этот напиток называется моккой, однако в Европе и в России больше используется название мокачино.


Итак, берем:
Черный кофе - 30-50 мл.
Побольше молока - 100-120 мл будет  достаточно.
Шоколадный соус или в идеале горячий шоколад - 40-50 мл.

Лучше всего, конечно же, мокачино подавать в большом прозрачном бокале (как для латте)
Сначала в бокал наливаем горячий шоколад или соус.
Затем поверх шоколада -  предварительно подогретое молоко.  Наливать его нужно достаточно осторожно, чтобы молоко легло поверх шоколада. При этом образуется два слоя.
И только в последнюю очередь нужно влить свежесваренный черный кофе.

Молоко поднимется наверх и получается очень вкусный и красивый напиток - мокачино (из 3 слоев) Сверху для эстетики – тертый шоколад.

А вот теперь, если все удалось сделать правильно, можно начать с созерцания этого шедевра. Но не усердствуйте долго. Не забудьте, что этот божественный напиток приготовлен не только для эстетического удовольствия. Еще его можно (то есть нужно) пить. С книгой в руках, а как же?…

Дино Буццати «Татарская пустыня»

 «Джованни спросил у какого-то возницы, сколько еще ехать до Крепости.
- До крепости? - переспросил тот. - До какой крепости?
- До крепости Бастиани, - ответил Дрого.
- Никакой крепости здесь поблизости нет»

Роман, в котором много всего – экзистенциализма, символизма, экспрессионизма… Недаром он был так любим великим Борхесом.

«Здесь тоже во всем чувствуется предвосхищение, но это предвосхищение гигантской битвы, пугающей и долгожданной», - пишет Борхес в предисловии к «Татарской пустыне». И добавляет: «На своих страницах Дино Буццати возвращает роман к его древнему истоку - эпосу. Пустыня здесь - и реальность и символ. Она безгранична, и герой ожидает полчищ, бесчисленных, как песок»

Молодой лейтенант Джованни Дрого получает назначение в крепость Бастиани, расположенную рядом с бескрайней Татарской пустыней, откуда, по преданию, приходили враги. Или не приходили....

Роман об ожидании. Ожидании, которое может длиться всю жизнь.

«Из северной пустыни должна была прийти удача, необычайное приключение,
тот чудесный случай, который, по крайней мере, раз в жизни бывает у каждого.
Из-за этой смутной надежды, с течением времени становившейся все более
расплывчатой, взрослые мужчины проводили в Крепости лучшие свои годы.
 
Нормальная жизнь, простые человеческие радости, заурядная судьба были
не для них; живя здесь бок о бок, они лелеяли одну и ту же мечту, хотя
никогда не обмолвились о ней ни словом - то ли потому, что сами не отдавали
себе в этом отчета, то ли просто потому, что были солдатами, а солдаты не
любят, когда им заглядывают в душу.

Дрого понял их нехитрую тайну и с облегчением подумал, что его,
стороннего наблюдателя, все это не касается»

Буццати выбирает абсурдную, невозможную ситуацию. Напряжение, которое держит читателя в подвешенном состоянии, не отпускает до конца романа – завораживает некий мистицизм, рожденный видимой простой события, за которым скрывается много необъяснимого.

Абсурдна смерть лейтенанта Ангустина на первых страницах романа. Он простуживается на ледяном ветру и умирает. Его хоронят как героя. Перед смертью он успевает выговорить: «Надо бы завтра...» «Что ты хотел сказать, Ангустина? Ты ушел, не окончив фразу. Может, это была глупая, банальная мысль, может, выражение несбыточной надежды. А может, и этого не было.» Странный роман Дино Буццати -  необъяснимый, похож на эту реплику умирающего, оборвавшуюся в самом начале: читатель волен завершить фразу как ему заблагорассудится, он волен также заключить, что «и этого не было»...

Роман о времени, съедающем жизнь.

Временность пребывания в крепости растягивается на всю жизнь. Дрого становится одним из тех, кто все ждет битвы и само это ожидание придает смысл его жизни. Но… ничего не происходит, а жизнь тем временем проходит.

Лейтенант Дрого станет капитаном, но бесцельно растратит 35 лет службы в этой никому не нужной крепости и в тот день, когда начнется вражеская атака, он ее даже не увидит. Буццати не напрасно был окрещен некоторыми критиками «Кафкой знойного юга»

Весьма символично, что когда (на самых последних страницах романа) все-таки начинается долгожданная битва, Джованни Дрого уже едва способен встать с постели, побежденный древнейшим врагом рода человеческого - старостью. Ослабевшего и уже ни на что не годного, его отсылают из крепости в полном одиночестве (денщик и солдаты на козлах - не в счет) Дрого спускается с вершины, на которую когда-то в юности взбирался с трепетом. Там, внизу, в придорожном трактире его ждет «новая, последняя надежда» и последняя (она же - единственная в его неудавшейся жизни) битва.

«Да, на Дрого наступал его последний враг. Не люди, подобные ему, терзаемые, как и он, страстями и страданиями, не люди из плоти, которую можно ранить, с лицами, в которые можно заглянуть, а нечто всесильное и коварное. <...> Это не то сражение, после которого возвращаешься солнечным утром увенчанный цветами и молодые женщины дарят тебе свои улыбки. Здесь нет зрителей, никто не крикнет: браво»

Дрого переступает «границу тени» с улыбкой, которую никто не увидит. Для него смерть – это выход из абсурда. И она же – выигранное сражение.

Тривиальная трагедия жизни на первый взгляд. По сути - величайший кошмар человеческой участи, который заключен в одной фразе: «Какой жалкий финал, и ничего уже не поделаешь». Это - точная формула личного апокалипсиса каждого из нас. Или?...

Да… «Надо бы завтра...»

Действия:

2 комментария:

  1. Варвара, рецепт унесла с собой, на выходных попробую заварить кофе по-итальянски.

    Дино Буцатти Татарскую пустыню я не читала, поэтому с удовольствием прочитала твой пост.

    Роман о вермени съедающем жизнь. очень необычное и удивительное выражение. Мне понравилось очень это выражение.

    Вот ты мне напомнила о нашем личном апокалипсисе. Ты права, он у нас есть. И катарсис тоже потом наступает, но уже не у всех.



    ОтветитьУдалить
  2. Kaya, прости, но автор этого поста - Пушкинка. В конце каждого поста указан автор.... (Это, чтобы ты не путалась)

    Я рада, что тебе понравился пост. И книга тебя заинтересовала.

    На самом деле не все так грустно, и у каждого свои отношения со временем. Дино Буццати увидел мир и себя в нем именно так - поэтому и "Татарская пустыня" у него получилась мистическая, завораживающая, необъяснимая...как впрочем и роман. Не зря он (роман) так нравился Борхесу.

    Но это мое мнение. У тебя оно возможно будет иное. Поэтому прочти обязательно - думаю, тебе понравится!

    Кстати, истинно итальянский кофе - это все - таки экспрессо, ристретто... А у мокачино просто рецепт такой же "завораживающий"...

    ОтветитьУдалить