среда, 15 мая 2013 г.

«Тысяча и две ночи». Путешествие на Восток


   Что такое Восток? Что мы знаем о нем, только то, что «Восток дело тонкое»? Какие ассоциации возникают при его упоминании? У кого-то это пустыня, верблюды, караваны…  А у кого-то - море, отдых, восточные сказки, неповторимый колорит восточного рынка … «Но, Восток - это не только шумный рынок-карнавал, переполненный заморскими торговцами, не только корабль Синдбада-морехода, причаливший к неведомо-прекрасному краю, и чувственная Шахерезада у трона грозного Шахрияра... Это еще много удивительных и необычайных явлений, событий, традиций. Много светлого и темного, таинственного и открытого».
   Этот другой Восток решили показать авторы литературного сборника «Тысяча и две ночи». Они создали «вторую, «взрослую», версию «Тысяча и одной ночи», где сказка живет бок о бок с реальностью, а истории не всегда имеют счастливый конец.
   «Это книга о жизни на Востоке, жизни не плохой и не хорошей - а просто другой. Рассказы, представленные в этом сборнике, написаны нашими: русскими и не совсем русскими авторами, которые выросли в среде советского затворничества».
 

   Большинство из нас видят Восток так же отстранено – глазами туриста как автор рассказа «Бегство в Египет» Саша Денисова - в рассказе, да и в жизни корреспондент журнала «Русский репортер».
   Люди перемещаются по миру, путешествуют, как самостоятельно, так и в составе туристической группы, уезжают на время или переезжают на постоянное место жительство навсегда.
    Задумывались ли вы когда-нибудь о ПМЖ в другой стране, где другой язык, культура, менталитет…
   У каждого свои причины на переезд в другую страну: учёба, работа, улучшение комфорта проживания, тяга к познанию мира и прочие обстоятельства и желания. У женской половины  авторов сборника «Тысяча и две ночи» причина - ЛЮБОВЬ…
   «… Любовь не имеет цены — если и наступит час расплаты, нынешнее счастье того стоит». (Павла Рипинская «Персидский ковер»)
      Большая часть произведений написана, так сказать, инсайдерами - людьми, которые смотрят на эту «экзотическую» жизнь не со стороны, а изнутри. Они живут (или жили) в том, о чем пишут, а потому рассказы сборника «Тысяча и две ночи» производят впечатление очень искренних.   

   Некоторые авторы сборника с юмором пишут о том, как им нелегко в новом окружении, в новом и пока что чужом обществе со своими законами, традициями и укладом жизни.
   Так, например, Лариса Бортникова («Стамбульские хроники, или О серьезном с юмором») с удивительным чувством юмора рассказывает о том, насколько разнятся менталитеты наш и турецкий. О том, как даже за тысячи километров русский человек хочет жить родными традициями (в контексте рассказа - традицией отмечать Новый год с ёлкой и шампанским). Рассказывает действительно с юмором и вместе с тем трогательно о своем «туркомуже», отыскавшем для нового года бутылку Советского Шампанского, о суровой свекрови, на плече которой разрыдалась по приезде, о соседях - открытых и подозрительных, забавных и неугомонных. Страсти весьма консервативного стамбульского квартала предстают перед русским читателем понятными, близкими и родными. Ларисе Бортниковой отчасти вторит Наталья Энюнлю, автор рассказа «Из Басурмании с любовью»): снова взаимоотношения с соседями («Здравствуйте, баян Наталья! Вот вам кексик.» - «Сама ты баян! Спасибо!»), с уборщицей, которую не понимал даже муж-турок, а еще она интересно описывает, как некогда нянька ее мужа в гневе сносила ограду детского сада и кормила ребенка сырым мясом.
     «Самый бесценный (пусть и горький) опыт человек приобретает в любви». (цитата из "Тысяча и две ночи")
   Не все истории, описанные в сборнике так забавны. Но от этого они не становятся менее интересными. Как, например рассказ «Жена Мухаммеда» Инги Ланской, где она представляет зарисовки жизни нескольких русских девушек, оказавшихся восточными женами. Ее героиня свыклась со своей жизнью, чуть ли не единственной радостью которой в жарком, пыльном Египте, является страстная любовь с тем самым Мухаммедом - мелким торговцем, слегка мошенником, но искренне любящим ее мужем.
   «Да уж, только наши душевные и самоотверженные дуры способны вот так, за любовь и «бесплатный массаж», выйти замуж за почти черного араба и синее море, а потом париться в душных домах, не смея носа высунуть со двора».
   Занимательные, отчасти ироничные рассказы сборника оттеняются романтичной историей любви Павлы Рипинской («Персидский ковер»), сочной марокканской лирикой Ирины Лукашевой («Песня о Белом Городе») и афганскими зарисовками Елены Асеевой («Афганская акварель»).
    Героине рассказа «Персидский ковёр» приходится не только столкнуться со строгими восточными традициями, но и оказаться в гуще событий иранской предвыборной кампания 2009 года.
   «Этот мир с его скорбями – лишь временное пристанище, и каждый день может оказаться последним…»
   Но, несмотря на это «в жизни есть моменты счастья, до краев наполненные надеждой…»
     И пусть «впереди – неуверенность и страх, в сердце – любовь и вера».
   


   
   Другая восточная страна - Афганистан во время войны и разрухи глазами русской девушки показана в рассказе Елены Асеевой «Афганская акварель».
   Это один из самых, на мой взгляд, запоминающихся рассказов сборника. Автор разделяет повествование не номерами глав, а именами афганских жителей, которых встречает героиня повествования. Поначалу она боится всего: непонимания, враждебности, взглядов. А потом осознает, что беды и любовь не имеют границ. Что слезы могут объединить даже, казалось бы, совсем разных людей. Когда падают языковые барьеры и все понятно и так без слов. «Однажды я заглянула в документы с карточками работников, и прочитала, что Наджиба старше меня всего на два года. А мне казалось, что на десять жизней...»
   Это история о том, как люди пытаются размеренно жить в такое страшное время, о том, как умеют любить. О том, что можно читать стихи даже на фарси, не понимая ни слова, ведь главное - чувствовать.
   


   Любовью к Востоку пропитан рассказ Ирины Лукашевой «Песня о Белом Городе». Весь рассказ действительно напоминает песню. О том, что сложно, но можно. Ожидания не оправдались, вернулась в Москву, поняла, что Восток уже успел покорить ее, и она вернулась в Белый Город. «Мой Белый Город, сохраняя неизменным цвет, имеет тысячу разных лиц. Его противоречия поистине впечатляют». Здесь все иначе: здесь добро и зло, здесь показаны все изнанки и благодаря этому читатель может понять их жизнь.
    Да люди там другие, у них несколько иные проблемы, менталитет, язык, но у всех людей на свете одинаковые одиночество, радость, разочарование, победы и поражения…
   И жизнь на Востоке подобна неповторимому персидскому ковру с замысловатым узором. «…По кремовому ковровому фону вьются небесно-голубые растительные узоры «эслими», которые в России называют арабесками. Подобия пальмовых листьев и изогнутых ветвей сходятся, расходятся, перекрещиваются – неповторимая гармония, удивительные сплетения, подобные жизни…» (Павла Рипинская «Персидский ковер»).









Фото: Александр Хилюк

Действия:

2 комментария:

  1. Варвара, после твоего поста очень захотелось побывать на Востоке. На Востоке мирном, хотя, наверное, это трудно сейчас Фотографии такие чудесные, и в каждой из них трогательная история. Даже развалины говорят о чем-то своем, сокровенном.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Кая, Восток – это всегда загадка. В качестве туриста туда съездить стоит, а вот решиться на такой шаг – остаться на ПМЖ и стать восточной женщиной, как многие авторы этих рассказов, на мой взгляд, очень нелегко. А насчет ситуации на Ближнем Востоке, мне, почему то кажется, что СМИ очень любят сгущать краски.

      На фотографиях Тунис, сняты были в октябре 2010 года в отпуске. Рада, Кая, что тебе они понравились.:) Передам автору.:)

      Удалить